В поисках утраченного смысла.

 

 

Чехия-2005.

 

 

 

 

Странно, - думал он, - как я изменился за последние три уровня. Когда-то ведь казалось, что стоит только перепрыгнуть через ту расщелину, и все. Господи, как мало надо было для счастья... А сейчас я это делаю каждое утро, почти не глядя, и что? На что я надеюсь сейчас? Что на следующем этапе все изменится, и я чего-то захочу так, как умел хотеть раньше? Ну, допустим, дойду. Уже ведь почти знаю, как - надо после пятой решетки попрыгать - наверняка там ход в потолке, плиты какие-то странные. Но когда я туда залезу, где я найду того себя, который хотел туда залезть?

 

В. Пелевин. Принц из Госплана.

 

 

 

Очень часто не хватает какой-либо суммы,

То на бриллиант, то на корку хлеба.

Но это не то, о чем я буду думать,

Лежа на траве и глядя в небо.

 

А. Козловский.

 

 

 

 

 

***

 

Я сижу перед компом в уютной комнатке студенческой общаги в прекрасном чешском городе Пльзень. В аське появляется моя местная подруга и что-то пишет мне по-чешски. Я смеюсь. А она серьезно отвечает: «Ты должна учить чешский. Потому что я знаю, что когда-нибудь ты будешь жить здесь».

 

 

***

 

Я не собиралась в Европу этим летом. Последние два года, наполненные путешествиями до самых краев, немного охладили мою страсть к перемещениям по шарику. Я наконец, впервые после закрытия «Норд-Оста», устроилась на нормальную постоянную работу, жила почти как обычный человек — и в общем была счастлива. Раз в месяц уезжала куда-нибудь недалеко.

 

А потом мне не повезло. Я случайно встретила человека, еще более сумасшедшего, чем я. Как-то после работы мы сидели в баре и пили пиво. Невкусное пиво, морщась, сказала я, вот то ли дело в Праге… А и точно, — оживился Дима. ― А поехали в Прагу.

 

И мы поехали в Прагу.

 

Если вы думаете, что мы не могли так вот прямо взять и поехать в Прагу — то вы просто не встречались с Димой. Самым трудным во всей подготовке к путешествию было встать в шесть часов, чтобы в восемь быть у чешского посольства. А дальше... Достаточно оказалось потрясти перед носом у простодушных чехов журналистским удостоверением МК и собственноручной набитой Димой за пять минут бумажкой — и через неделю мы были счастливыми обладателями трехмесячной чешской мультивизы. Все было как во сне.

 

Совершенно логично, что за месяц, прошедший с этого момента, Дима впутался в какую-то очередную необыкновенную аферу и навсегда исчез из нашего повествования. А я съездила на Грушинский, нашла на работу человека вместо себя, разослала кучу писем с просьбой о вписке и уехала.

 

 

Эпизод 1.

 

 

Так сказать, краткое содержание.

 

Когда уже в конце какой-нибудь особо въедливый товарищ просил рассказать о моем путешествии, я рассказывала примерно так: «Ну вот, приехала я в Чехию, покаталась пару недель по стране. Потом у меня закончились сигареты. Я вернулась в Москву, купила сигарет, потусовалась недельку и уехала обратно. Покаталась еще недели три. Потом у меня закончились сигареты, и я поехала в Калининград. Потом побыла немного в Польше, вскоре опять приехала в Чехию… ну, и как вы уже догадываетесь, вскоре сигареты закончились. К сожалению, вместе с чешской визой».

 

Ну вот примерно так оно все и было.

 

А теперь подробности :)

 

 

17 июля.

 

Перед выездом заезжаю к Громмиту. Японский суп, роллы, приятная беседа ― и только в семь вечера я спохватываюсь, что, если я все еще куда-то хочу ехать, то пора бы и выходить. Вышли, распрощались ― и через две секунды я обнаруживаю, что забыла у Васи мобильник! Пока он за ним ходит, весело размышляю, что если, по Кротову, все, что тебе на самом деле не нужно, в дороге теряется, а у меня мобильник третий по нужности предмет после паспорта и денег ― то с чем же я буду возвращаться :))

 

Долго думаю, как лучше выезжать на трассу — доехать от Войковской до Белорусской, а там на электричке до Трехгорки, или доехать до МКАДА и уже рубиться по нему до Минского шоссе. Когда Вася вспомнил прямую маршрутку до МКАДа, выбор был сделан.

 

По МКАДу еду на трех машинах, но это оказывается жутко неудобно и занимает кучу времени.

 

Как только выхожу на Минское шоссе, останавливается новенький Хундай и везет быстро, далеко и как-то… очень профессионально :) Я даже удивляюсь, но потом выясняется, что для нормальных людей эта машина ― такси :)

 

Потом стою долго, с полчаса, но машин и вправду нет. Останавливаются, сделав круг, три белоруса на раздолбанных Жигулях, но они такие странные, а четвертое место настолько завалено какими-то подушками, что я вежливо отказываюсь. И не зря — через пять минут останавливается маленький новый бус, и, открыв дверцу, я понимаю, что лучшего и желать нельзя. Потому что передо мной сидит человек с таким хорошим, добрым, усталым и чуть ироничным лицом, что мне кажется, будто я знаю его сто лет, и примерно девяносто из них мы едем в этой машине.

 

Ну естественно, он оказывается моим коллегой. Учитель вроде бы математики с простым белорусским именем Франц Францевич (я не шучу — я тоже сначала не поверила, так он мне насильно паспорт показал! :))

 

Не могу о нем даже ничего рассказать толком ― так бывает, когда ты воспринимаешь человека не как что-то новое и интересное, а как свое и родное. Просто очень хорошо ехали и говорили. А потом очень сладко спали, когда я не выдержала и начала вырубаться. ФФ сказал, что, раз я решила заснуть, то он тоже не поедет, и мы встали в совершенно чудесном месте ― паркинг в лесу, куда там облезлым немецким Растплацам!

 

 

18 июля.

 

Утром ФФ высаживает меня в Борисове. Расстаемся буквально со слезами, за эти несколько часов мы по-настоящему подружились. Из какого-то внутреннего сопротивления даже не беру у него номер мобильника, балда :(

 

От Борисова добраться до трассы не то, чтобы очень просто. Поэтому я очень радуюсь, когда останавливается какая-то иномарка. Но водитель, увы, оказывается совсем неприятным типом. Довозит до Брестского шоссе, но всю дорогу ведет какие-то гнилые базары. Остановившись, настойчиво предлагает не покидать его. Резко ухожу.

 

Проезжает машина, со скрежетом тормозит вдалеке. Очаровательный белорус Андрей. Рассказывает про свою нелегкую жизнь. Проблемы на работе, совсем плохие отношения с женой. Больше всего меня поражает обручальное кольцо на связке ключей. «Почему ты просто не оставишь его дома, если не хочешь носить?» ― «Ты что! Дома… я там вообще теперь стараюсь ничего не оставлять…» Кошмар. Пьем кофе в придорожном ресторанчике, Андрей разминает ноющую спину. Единственное светлое воспоминание, оставшееся у него в жизни черт знает с каких времен -- девушка из Баку, которая любила его безумно, но спать с ним все-таки не стала, ибо у них там это как-то не принято :) Довозит до Минска. На прощание оставляет номер телефона и берет с меня обещание написать, когда доберусь до Чехии. Я обязательно напишу, Андрей!

 

Дальше я делаю глупость: от безвыходности стоплю фуру. Забывая при этом, что синица в руках конечно лучше журавля в небе — но боже мой, этот путь можно проделать за два-три часа, а мы едем почти семь!! В общем, выходить уже бесполезно, покорно еду. Что самое грустное, эти поляки меня даже не кормят, что среди поляков — редкость. Приходится во время часовой остановки с немым укором засыпать в кружку мюсли и заливать простым кипятком. Впрочем, сохранить хорошие отношения с желудком это не помогает — он уже слишком зол, и вскоре меня настигает приступ, и я крючусь на своем сиденье. Наконец, с облегчением (хоть и, как всегда, с некоторой грустью) выхожу перед Брестом.

 

Вскоре меня подбирает Хороший Человек на маршрутке. Несмотря на то, что сам не местный, он не высаживает меня в центре незнакомого города, куда ему, собственно, и надо, а упорно ищет нужный мне поворот на границу, и лишь найдя его, высаживает и спокойно уезжает. Спасибо, дружок!

 

Прохожу за троллейбусную остановку и начинаю голосовать. Быстро застапливается какой-то пограничник, и строго спросив, в порядке ли у меня документы, довозит до очередного поворота :)

 

Тут же останавливается старенький мерс с молодой парой, и драйвер гордо говорит своей подруге: «Вот видишь, я же тебе говорил — автостопом!» :) Девушка смотрит на меня с изумлением и восторгом. Я расправляю плечи :))

 

Эти милые люди и довозят меня до границы. Что-то неладно с этой границей – все всегда меня довозят до этой границы, а потом разворачиваются и уезжают… Каждый раз невольно задумываюсь, а надо ли оно мне… :)

 

Надо платить экологический сбор, но там такая очередь… Я очень голодная и злая, поэтому сначала все-таки иду к нашей с Анькой любимой кафешке и заказываю еду, ем которую… Анька, я бы тебя опередила! :))) примерно раз в десять быстрее обычного. Наевшись, плачу все-таки экологический сбор — и чуть не падаю: 6 баксов, ребята, вы охренели!!! Мимоходом замечаю, что самый маленький сбор, всего доллар, берут с пассажиров рейсовых и туристических автобусов и принимаю решение в следующий раз вписываться только в автобус!

 

(Перечитывая окончательный вариант этого текста, поняла, что надо сделать маленькое пояснение: шесть баксов ― это не много, но конкретно эти шесть баксов ― это просто неприличная куча денег, потому что берут их просто так, не за что).

 

В начале очереди стоят две машины с польскими номерами, рядом курят водители. Я быстро вписываюсь. Два совсем молодых парня, везут солярку и сигареты, третий постарше, хорошо говорит по-русски. В дьюти-фри покупают на всех водку. По дороге ее пьют.

 

Темнеет. Узнав, что я работаю в туристической компании, поляк спрашивает, сложно ли сделать деловую польскую визу на год. Оказывается, что по паспорту он гражданин Белоруссии, да и живет в Минске. Пишу СМСку Иринке, коллеге из визового отдела, которая неожиданно оказывается в Египте :) Но про визу рассказывает.

 

Я понимаю, что ехать через Польшу придется в ночь, и слегка расстраиваюсь ― польские дороги совершенно не приспособлены для ночного стопа. Но где наша не пропадала ― в общем, нигде еще не пропадала, не беда, доедем. И тут внезапно мой поляк сообщает, что едет-то он до Ченстоховы, и вообще уехал бы давно, да только у него сломалась машина, и ему надо ждать замену. Так что если я хочу, могу подождать с ним машину около часа в Тересполе, сразу за границей, и ехать с ними. Ченстохова находится на юге Польше, а времени уже почти одиннадцать ― так что предложение это можно считать просто подарком судьбы. Что я и делаю :)

 

Наконец, мы переезжаем границу, прощаемся с мальчиками и идем в ресторан. Поляк заказывает нам флеки, которые я почему-то еще ни разу за все свои пребывания в Польше не пробовала. Что это такое, объяснить не берусь, но вкусно :)

 

Примерно через час подъезжает молодой симпатичный белорус Женя с водителем Жорой на бусе. Мы еще долго попиваем чай (а кто-то, стесняюсь сказать, и пиво :)) Женя, сначала совершенно не понимающий что я такое как явление, к концу разговора все-таки проникается, становится очень ласков и настойчиво повторяет: «Надюша, позвони, когда поедешь обратно, я тебя встречу». Вношу его в телефон под ником Женя-Даф :)

 

Наконец мы выезжаем. Сначала я сажусь впереди, но через какое-то время мне надоедает таращиться на ночную дорогу, и я ухожу спать назад.

 

 

19 июля.

 

В четыре часа по польскому времени эти добрые люди будят меня, чтобы позавтракать. Ух, будь на месте этого поляка русский человек, он бы все о себе услышал. Завтрак действительно очень вкусный ― я под давлением видимо стесняющихся своего аппетита мужчин заказываю огромную яичницу ― но совершенно не лезет в горло. Сижу и злобно фыркаю на все попытки меня задобрить.

 

Еще через час меня окончательно будят и высаживают около большого Макдональдса. Я умываюсь, причесываюсь и бодро чешу на трассу. Но через пару минут осознаю, что позиции нет как таковой ― дорога идет вплотную к кустам, и там не то, что остановиться, невозможно, но и пройти дальше, к лучшей позиции. Растерянно возвращаюсь. Осматриваюсь. Мимо пробегает какой-то заяц. На пригорке стоит статуя Иоанна Павла II. Абалдеть. В общем, выхода нет, и я опять иду по дороге, изо всех сил прижимаясь к кустам. Проезжающие фуры громко и возмущенно сигналят. Заканчивается это, как и полагается, тем, что тропинка сворачивает с дороги. Перехожу по мостику какую-то трубу. Школьный двор. Нет ни человека. Долго сижу на скамеечке, тщетно пытаясь привести в порядок разбегающиеся мысли. Дорога внезапно заходит в тупик. Делать нечего ― иду по направлению к центру. Очень красивый костел. В киоске прошу карту, долго ее разглядываю. Туплю.

 

Прогулявшись по центру, сажусь на какой-то автобус, но он идет не туда. Опять выбираюсь на трассу пешком. А места для стопа все нет и нет. Долго иду. Дохожу до очередной остановки. Пытаюсь стопить. Мимо, в обратном направлении, проезжает знакомая красная маршрутка. Сигналят. Злобно матерюсь про себя. Ну что им стоило потратить пять минут и вывезти меня из города? А я потратила уже почти пять часов, и все никак не выберусь. Вот уроды. Вся любовь к человечеству резко куда-то пропадает.

 

Наконец выхожу из города и тут же уезжаю на красивой фуре. Поляк-драйвер, постоянно заливисто хохочет, прямо как наш преподаватель по философии, доводивший нас на семинарах до истерики своим ржанием :) На полчаса заезжаем на разгрузку. Пока он разгружается, я кипячу на горелке воду и делаю кофе. А он оказывается молотым! Оказывается, поляки так и готовят молотый кофе, не варят, а просто заливают кипятком… странные люди :) Я все-таки решаю его доварить :)

 

Дальше я спокойно и надежно еду по принципу «из рук в руки» ― когда драйвер, с которым ты едешь сейчас, по рации находит для тебя следующего. Фура Теско довозит до Белой Подляски, потом Рено до Щецина. На границе мы встаем в большую колейку, и, не желая терять время, а также помня о случае на польской границе, когда моего драйвера чуть из-за меня не развернули, ухожу. И зря — это совсем не та граница.

 

Подхожу к молодому симпатичному пограничнику и спрашиваю, могу ли я перейти границу пешком. Он с удивлением смотрит на мои ноги в сандалиях (кстати, это был первый раз, когда я решила всю дорогу ехать в сандалиях, а не в кроссовках ― все замечательно, и совсем не холодно, даже ночью, только очень быстро запыляешься) и советует помыть их в ближайшей речке. Я на полминуты остолбеневаю и зачем-то послушно отдаю ему паспорт (хотя было бы забавно посмотреть, как бы я с ним спорила, да…) Он надолго уходит, потом возвращается и объявляет, что границу я могу пересечь только в машине. Паспорт не отдает ― видимо, чтобы я не побежала вдруг без машины…

 

Я понимаю, что попала. Ко всему прочему еще и начинается дождь. Оставляю рюкзак под навесом и пытаюсь впрашиваться в проезжающие машины. Но здесь это сделать очень сложно технически ― задержка для пересечения границы составляет обычно не более минуты ― остановиться, протянуть погранцу карточку, показать лицо и проехать дольше ― так что у меня просто нет времени что-то спросить. Все стоящие на стоянке отказываются.

 

Уже сейчас, сидя дома и раздумывая над этим, я понимаю, что была неправа. После такого поведения погранца мне просто не надо было трепыхаться вообще, а надо было просто сесть себе на лавочку и покурить. Через некоторое время он бы начал вписывать меня сам :) Или бы не начал…

 

Меж тем по соседнему коридору плотным потоком и также почти без задержки идут фуры. Решаю попробовать вернуться к своему драйверу. Спрашиваю погранца, он говорит, что по барабану, на чем я буду переезжать. Вижу свою фуру, нахожу водителя. Он поедет только через час, и мы договариваемся, что он меня заберет. Но тут же молодой парень на легковушке на мой вопрос: «Can I cross the board with you?», отвечает: «No problem», и я сажусь, счастливая. Но эти гады опять нас задерживают :(( Драйвер нервничает, потому что опаздывает на встречу. Мне ужасно неудобно, и я пытаюсь уйти. Но погранцы говорят, что уже почти закончили, и вскоре мы наконец уезжаем.

 

Видимо, оттого, что опаздывает на свидание, драйвер высаживает меня на развилке, прямо под дождь. Буквально тут же медленно проезжающая машина с дорожными рабочими показывает мне, что они едут в мою сторону. Радостно киваю и через несколько секунд уже сижу в кабине с тремя ребятами, ближайший из которых, совсем молодой парень, жутко стесняется и все время пытается еще немножко подвинуться. С шутками и прибаутками мы доезжаем до их поворота, и я опять вылезаю на большом перекрестке.

 

И вот тут начинается Дождь.

 

Сначала я радостно размахиваю руками, но вскоре настроение становится каким-то озадаченным. Потому что они не останавливаются! Гады. Вот в такие-то моменты и понимаешь, почему, несмотря на все беды и проблемы нашей несчастной страны, эмигрировать в какую-то более европейскую совершенно не хочется. Понимаете — девушка, одна, с рюкзаком, стоит под проливным дождем, мимо едут люди — и никто не останавливается!!! Мне, русской, сложно поверить, что такое бывает…

 

Впрочем, несмотря на все это, мне ужасно весело :) Я наконец-то в Чехии! Может, кстати, они потому и не останавливаются, что у этой несчастной девушки с огромным рюкзаком, мокнущей под проливным дождем, такое счастливое выражение лица :)))

 

Наконец тормозит бас, набитый какими-то мужиками. Захожу, обрушивая на всех потоки воды. Такое ощущение, что едут рабочие какого-то завода, со смены. Предлагают ехать с ними ― сейчас они едут в какой-то ближний городок, а в одиннадцать ― в Остраву. Но — их слишком много, и никто не говорит по-русски, так что все-таки выхожу.

 

И вот наконец-то попадается настоящий Мужчина, останавливается, сажает и довозит… до вокзала 8).

 

Вокзал ― это, конечно, не лучшее решение для автостопщика. Но ― внезапно я обнаруживаю, что дом, где живут мои первые чешские хостеры, находится как раз у одной из станций, четвертой или пятой отсюда. А это означает, что, приехав в город, мне не придется долго плутать по нему с тяжелым рюкзаком. Продолжающийся дождь окончательно подводит итог моим размышлениям, и я решительно направляюсь в кассу. Билет до нужной станции стоит 40 крон. Это чуть меньше двух долларов. Ок. Пытаюсь применить свой старый ISIC и купить билет за полцены, но почему-то это их не устраивает. Ладно, ладно, буржуи. Лезу в карман за деньгами, и тут обнаруживаю, что ровно 20 крон у меня и есть. Остались, извините, с позапрошлого года. 20 крон. Да. А больше нет.

 

Ситуация – хоть плачь, хоть смейся. Я на станции какой-то деревушки. Билет стоит 40 крон. У меня 20. Обменника нет не то, что на этой крошечной станции, а в радиусе 30 км, по словам местных жителей. До трассы далеко и не прямо. Проливной дождь. Абзац.

 

К зданию подъезжает красный двухместный кабриолет. Водитель подходит к кассе и что-то выясняет. Я понимаю, что это мой шанс :) Ловлю товарища, объясняю ситуацию. Товарищ все осознает, и рад бы мне помочь, обменять пару баксов, но у него ну совсем нет мелких денег! В результате, через две минуты разговора, он сажает меня в свой офигительный автомобиль и везет в деревню, в магазин. Где и разменивает деньги, и наконец благополучно обменивает мне мои два доллара :)

 

Возвращаюсь, покупаю билет с заднего входа. Пью пиво.

 

Из дневника:

 

И знаете, что пришло мне в голову сейчас, когда я сижу на совершенно пустом перроне, разглядываю этот смешной билет, пью самое лучшее пиво в этой местности Радегаст Премиум  и пишу эти записки? Что нет и не будет лучших сотрудников, чем автостопщики! Когда ты умеешь настолько легко, а главное, красиво и с удовольствием, решать все возникающие в дороге проблемы (о существовании которых ты даже не подозревал никогда!), какой же фигней для тебя должны быть все обычные рабочие моменты! Да, господа кадровики, я бы задумалась :)

 

В Остраве я быстро нахожу своих вписчиков, Лючию и Либора. Мы немножко общаемся и идем спать. Лючия пишет мне план действий на следующий день – куда сходить, что посмотреть :)

 

 

20 июля.

 

На следующий день, читая этот план в автобусе по дороге в центр (билет на день – 32 кроны), я знакомлюсь с симпатичной англо- и русскоговорящей девушкой, иногородней студенткой какого-то местного универа, которая и помогает мне купить чешскую СИМку. (самый дешевый чешский оператор Оскар, 500 Кс (1 доллар — 24, 3 Кс))

 

Гуляю. Объедаюсь персиками. В какой-то момент, замерзнув от ветра, захожу в магазин и покупаю большую флисовую рубашку, очень красивую (99 Кс). Тепло :)

 

Нахожу театр Людека ― единственное, что мы видели в Остраве в прошлый раз. Закрыто. Не сезон, однако.

 

Вечером едем в паб с Ленкой и ее друзьями, не поверите, Колей и Петром :) Выпиваем на четверых около 15 пив (я только два, честно!). Вспоминаю про любимого чешского барда Ногавицу. Оказывается, именно в Остраве он и живет, и кстати, не очень далеко отсюда! Оставшаяся часть вечера проходит под мой заунывный рефрен: «А давайте пойдем к нему в гости, а? Ну давайте пойдем! Пива с ним попьем, а?» Мне объясняют, что Ногавица совсем не пьет, и я ужасно расстраиваюсь и замолкаю.

 

(Опять же добавление. Ногавица в Чехии ― это… это… Ну, короче, это как сидеть в кафе на Тверской и упрашивать окружающих сходить в гости к Киркорову. Хотя по сути тут ближе популярность Высоцкого, неизмеримо большая, слава богу).

 

Чтобы меня утешить, ребята идут к автомату и запускают несколько песен Ногавицы. Правда, там огромная очередь, и перед этим мне приходится долго слушать какую-то омерзительную попсу :)

 

Домой возвращаемся в час ночи. Большая часть пассажиров разговаривает по-английски 8) Видимо, чехи в такое время уже спят :)

 

Договариваемся, что завтра я останусь дома, в инете, а когда Луцка вернется, уеду в Оломоуц к ее подружке Ленке, которая тоже давно меня ждет.

 

 

21 июля.

 

Утром Лючия говорит, что не знает, когда вернется, поэтому нам лучше уйти вместе. Наводящие вопросы не помогают. Плохо, я так ничего и не написала своим следующим хостерам, а что там с инетом дальше – бог весть. На прощанье Лючия просит меня что-нибудь написать в гостевой блокнот. Вот они маньяки этих тетрадочек, это при нынешнем-то развитии инета!

 

Грустно доедаю йогурт на скамеечке. Пишу Ленке. Не отвечает. Мда.

 

Выхожу на трассу. Забавный эпизод в трамвае ― два совершенно безобразно себя ведущих мальчишки лет 8-9, даже как-то дико такое видеть в Европе. Почему-то тут же решаю, что они переселенцы. Женщина интеллигентного вида выговаривает им и что-то говорит мне, возмущенно. Я сочувственно киваю.

 

Сразу же останавливается мужик на новенькой иномарке. Услышав про Оломоуц, качает головой, и я извиняюсь и закрываю дверцу. Но пока он собирается отъехать, до меня доходит, что можно проехать и немножко, и вскоре я уже сижу в машине. Слишком долго помогает мне пристегнуть ремень, я даже напрягаюсь.

 

Маленькая деревня. Тихо. Стою минут двадцать. Старая иномарка поворачивает передо мной и останавливается.

 

Совершенно потрясающий чех лет, наверное, пятидесяти. Замечательно говорит по-русски. Большой патриот своей страны, в самом хорошем смысле этого слова. Много говорим про жизнь, про войну, про Чехословакию и Чечню. Про работу, про историю семьи. Про образование и экономику. Про взаимопомощь. Про дружбу и любовь. Про все на свете.

 

Я очередной раз как-то очень отчетливо ощущаю, что на земле никогда не было бы никаких войн, если бы все люди имели возможность вот так поговорить со своими соседями. Потому что после этого ты просто не сможешь взять ружье и выстрелить.

 

Сейчас мой драйвер едет в лес, собирать грибы. На заднем сиденье стоит большая корзина. Но он не хочет высаживать меня абы где, поэтому проезжает свой лес и вывозит меня за город, на нужный поворот. Едем еще некоторое время ― собирается дождь, и он хочет высадить меня обязательно рядом с автобусной остановкой, чтобы можно было спрятаться, если что.

 

И быстро останавливается старенькая машинка с чудесным Давидом. Давид ― молодой парень, по специальности автомеханик, а по совместительству инструктор в скаутском отряде. Много рассказывает про места, которые мы проезжаем ― «тут раньше были русские… как это… да, казармы. И сюда можно было попасть только по пропускам». Завтра он едет в лагерь с новой порцией скаутов, и я очень взволновываюсь от такой перспективы. Но он довольно плохо говорит по-английски, и напроситься с ним как-то не получается.

 

Подъезжая к городу, заезжаем в магазин молочных продуктов при заводе «Озма». Я покупаю бутылочку питьевого йогурта, а мой друг ― кучу маленьких коробочек с йогуртом. Когда мы садимся в машину, он вручает их мне. Все попытки отмазаться даже полным отсутствием места в рюкзаке бесполезны :)

 

Высаживает меня на вокзале, где мы договорились встретиться с Ленкой. На прощание взволнованно говорит: «Если у тебя будут какие-то проблемы, you can stay with us :)

 

Встречаемся с Ленкой, молодой и веселой девчонкой. Гуляем по центру. Ленка предлагает выпить пива в ближайшем ресторане. Я слегка удивленно спрашиваю, почему именно здесь ― ведь всем известно, что рестораны на главной площади ― самые дорогие и, как бы это сказать, неприятно туристические. Но Ленка объясняет, что у них это не так, и тут вполне нормальные люди и цены. Мы заходим и заказываем по пиву, кельнер еще несколько раз подходит к нам и спрашивает, не хотим ли мы чего еще. Я заказываю гуляш, который оказывается супом, впрочем, очень вкусным и необычайно сытным :)

 

Вечером пьем пиво в одном из самых модным местечек Оломоуца с Ленкиным братом и друзьями. В какой-то момент к нам подходят промоутеры и выдают такие штучки… типа подвески на шею для ключей, по числу людей, курящих «Мальборо». Как я уже поняла, в Европе они сейчас чрезвычайно популярны. Мне эта штучка тоже очень нравится, но я так до сих пор и не придумала, с чем ее носить :)

 

По дороге домой видим аварию – мотоцикл и машина :( А я думала, тут таких аварий не бывает…

 

 

22 июля.

 

Наутро выясняется, что Ленке сегодня надо уезжать. Но увидев мое растерянное лицо, она решает остаться еще на денек.

 

Днем я иду гулять по городу. Долго сижу в каком-то маленьком кафе, таком, именно для местных, на набережной, под зонтиками. За столиками ведутся неспешные разговоры, типично соседские. Больше всего меня потрясает молодой отец, который заходит сюда в процессе прогулки с ребенком в коляске, заказывает пиво, ему приносят обычный стакан, 0,5 л, он его поднимает… тут я отвлекаюсь буквально на несколько секунд, достать ручку или сигарету… когда поднимаю глаза опять, его стакан пуст!!! Вот это скорость! Мне даже как-то становится стыдно за полтора часа, которые я тут сижу с одной несчастной кружкой :))

 

По дороге вижу местный университет. Решаю поискать интернет. Большой зал, около полусотни компов. Пробую зайти в один ― система требует пароль. Блин. В стороне, за отдельно стоящим компом, сидит молодой человек. «Простите, ― вежливо спрашиваю я, ― а что, здесь интернет только для студентов этого универа?» «Естественно», ― отвечает он. Жалко ― и я делаю вид, что ухожу. «Постойте, ― нерешительно говорит молодой человек, ― раз уж Вы здесь, вы можете посидеть оставшиеся полчаса до закрытия, но только в виде исключения!» Я мысленно хихикаю и потираю руки. Ну вот я и стала настоящей автостопщицей! Прошлогодний налет на симферопольский центр обучения высоким технологиям не в счет, там меня на третий день все-таки поймало вышестоящее начальство :)

 

Вечером встречается в центре с Ленкой. В отличие от вчерашнего, сегодня у нас спокойный тихий вечер. Сидим в каком-то маленьком баре и разговариваем про проблемы отцов и детей…

 

 

23 июля.

 

Вместе выходим из дома. На автобусной остановке мы прощаемся и Ленка уезжает. Совершенно не помню, что делаю я, но через два часа я в Брно :) Замечательный водитель, переполошив все своих знакомых, все-таки узнает дорогу и довозит меня прямо до главного собора Брно.

 

Вскоре я вхожу в просторную квартиру, в которой живут Тереза и Владимир с родителями. «Жаль, что родители уехали на неделю в Грецию, они так хотели с тобой познакомиться!» Мы разговариваем, обедаем, идем гулять, сидим в баре, пьем пиво. Гуляем. Район со всех сторон окружен кукурузными полями! Но кукуруза еще зеленая :( Вечером смотрим какое-то супер-новое кино, про Древний Рим, что ли. Очередной раз убеждаюсь, что я не фанат «важнейшего их всех искусств» :))

 

 

24 июля.

 

Гуляю по центру. Почему-то чувствую себя достаточно глупо. Не могу объяснить причины возникновения этого чувства, но жить с ним неприятно. Начинает раздражать глобальная бесцельность происходящего.

 

Вечером встречаемся с Терезой и Владимиром недалеко от их дома и идем в бар. Очень много столов на открытом воздухе, штук сто. Официанты исключительно мужчины, все как один в черных футболках и белых шортах… м-м :) Собирается огромная компания, человек двадцать, все за одним длинным столом. Знакомлюсь с Габриэлой. Габриэла тоже автостопщица, и тоже собирается в ближайшие дни в Прагу. Ребята заваливают меня вопросами про Кавказ, куда они очень хотят пойти в поход в ближайший год. Задумчиво рассказываю им про разницу понятия о ценности человеческой жизни в Европе и на Кавказе. Весело, в общем :)

 

Но я все еще не в себе, громкий многоголосый разговор быстро начинает раздражать. Извиняюсь и ухожу домой. Долго иду пешком через полгорода. Чувствую себя прекрасно. Но устаю :)

 

 

25 июля.

 

Остаюсь еще на день. И ― о счастье! Мне достается велик!

 

Весь день катаюсь по городу. Больше всего впечатляет не красота старого костела и зелень парков, а безопасность такого средства передвижения по сравнению с Москвой. Впервые в жизни чувствую себя полноправным участником дорожного движения. Но все равно страшновато, еду по тротуарам, не спешу.

 

Вечером, по дороге домой, заезжаю в бар. Пара прекрасного темного пива. Обратно лечу со свистом, прямо по огромному проспекту, обгоняя машины на светофорах. Как ни странно, доезжаю в целости.

 

 

26 июля.

 

Уезжаю с большой неохотой :( Такие они свои, эти ребята. Выхожу с Терезой, она торопится на конкретный трамвай. Трамваи по расписанию, каждый раз удивляюсь.

 

Выбравшись на заранее запланированное место, вдруг встречаю на трассе Габи :)) Мы очень радуемся, но вскоре я все-таки ухожу вперед. Во-первых, чтобы не мешать ей, а во-вторых, мне не нравится ее место, и я уверена, что найду лучшую позицию. Но не успеваю я дойти до своей лучшей, как машина с Габи весело тормозит около меня, и дольше мы едем втроем. Водитель ― симпатичный молодой чех, неожиданно хорошо говорящий по-английски. Так что общение у нас очень бурное, и 200 км проскакивают совершенно незаметно, так что я чуть не проезжаю свой поворот.

 

Крумлов… Город мечты. Город из снов сэра Макса.

 

Мой вписчик ― темнокожий американец Греггор, работающий в хостеле, в котором он меня и вписывает совершенно забесплатно :) Удивительный человек. Греггору 28 лет. Родился он в Калифорнии, учился в Германии, а сейчас живет в Чехии. Вечером, когда остается совсем мало людей, я наклоняюсь к Греггору и тихонько спрашиваю: «Но скажи, как же так? Так много людей просто мечтают жить в Америке, но не могут, а ты можешь ― а живешь в Чехии?» Греггор печально и внимательно смотрит на меня. «Я люблю этих людей».

 

 

27 июля.

 

Гуляю по городу. Гуляю по городу. Гуляю по городу.

 

Встречаюсь с работающей в хостеле украинкой Мариной. Марина ведет меня в какое-то кафе, угощает и рассказывает, что чехи ненавидят русских. Я очень удивляюсь ― за все время моих чешских путешествий никакой ненависти не встречала ни разу, но она только мотает головой ― «ты здесь не живешь». Странно.

 

 

28 июля.

 

Утром подхожу к Греггору, и смущенно и влюбленно прошу у него разрешения остаться еще на день. Греггор улыбается: «Нет проблем, делай так, как тебе нравится». Гуляю, гуляю, гуляю, бесконечно и прекрасно.

 

Джаз у замка.

 

(Вернувшись домой, я написала «Письмо Греггору(http://bagi-ra.livejournal.com/15332.html)»).

 

 

29 июля.

 

Уезжаю со слезами. Но больше медлить нельзя ― иначе пропадет моя вписка в Холешове.

 

Жарища. Полный упадок духа. Стою, ни на что не надеясь, ни о чем не думая.

 

Останавливается маршрутка. Симпатичный водитель средних лет говорит: «Я бы тебя не взял, я никогда никого не беру ― но я понял, что ты сейчас умрешь». Он немного говорит по-английски, и через некоторое время мне становится совсем хорошо. Замечательный такой, общаемся обо всем на свете.

 

Часа через полтора Либор внезапно говорит: «Я хочу показать тебе город, где я родился». И мы сворачиваем с основной дороги.

 

Город, где он родился, называется Тельч. Это один из самых красивых городов Чехии.

 

Приезжаем на главную площадь. Сегодня тут должен начаться большой музыкальный фестиваль. Либор тут же встречает своих знакомых, которые приехали сюда продавать туристам всякие сувениры. Я робко спрашиваю, есть ли у нас время выпить капельку пива. Не дождавшись ответа Либора, его друг убегает и тут же возвращается с кружками свежего, холодного, прекрасного, темного… о-о!!! «Я угощаю!»

 

Через час, когда нам все-таки уже совсем пора, друг говорит мне: «Я хочу что-нибудь подарить тебе на память, выбирай!» Я отказываюсь, весь его товар все-таки достаточно дорог. «Выбирай! Это подарок! Вот, смотри, какой сарафанчик!» Еле-еле свинчиваю без сарафанчика :))

 

Либор высаживаем меня за 50 км до Брно. Мне после пива весело, но машины не очень-то стопятся. На сплошном локале выезжаю немножко за Брно и застреваю намертво. Темнеет. Мне ведь всего-то ничего до Холешова, всего-ничего!

 

За Брно под огромной мортирой или что это там (кто видел, сразу меня поймет) застреваю насовсем. Часа полтора, не меньше, стою в полной темноте абсолютно без смысла. Что самое ужасное ― и без воды :(

 

Внезапно, проехав, как и все, мимо, возвращается какой-то очень нервный (явно меня боится), но добрый. Довозит до ближайшего города. Я счастлива, покупаю и выпиваю залпом бутылку колы (кола 0.33 стоит на три кроны дороже, чем пол-литра потрясающего темного пива. Мир сошел с ума).

 

Больше ни одной машины мне не попадается, поэтому дохожу до какой-то заправки на выезде из города и укладываюсь спать в кустах. Радует только одно – СМСка от Франтишека, которому я пишу, что, увы, ночую сегодня не у него, у в кустах. И все бы ничего, но я без палатки и очень боюсь мышей :)

 

Frantishek: Ou... You are very strong woman :) so, have a nice (mouseless :)) night, bye!

 

 

30 июля.

 

Наконец я в Холешове. У супермаркета меня встречает Франта. Дома я разбираюсь, моюсь, стираюсь, мы обедаем. Родители Франты говорят: «Мы сейчас едем кататься на велосипедах, если хочешь, поехали с нами».

 

Спортсмены, блин! Выехали на дорогу и как поперли! Впервые в жизни чувствовала себя такой развалиной по сравнению с людьми, старше меня лет на двадцать! Через час меня можно было просто выжимать. Но они прекрасны, честное слово. Каждую зиму ― горные лыжи (или беговые), каждое лето ― велы или просто треккинг, каждую неделю в бассейн и т.д., и т.п. Вот такую семью я хочу, да. Плюс хитч-хайкинг :)

 

Вечером сидим в местном баре. Франта упорно пьет «Кофолу», местный аналог нашего «Байкала», самый популярный безалкогольный напиток в Чехии.

 

 

31 июля.

 

Сегодня мне надо уезжать. Потому что Франта был готов вписать меня на сколько угодно, но до сегодняшнего дня ― сегодня он уходит в поход. А его родители не готовы вписывать меня без него.

 

Вместе собираем рюкзаки, вместе выходим. Франта почти бежит бегом ― он опаздывает на свой поезд.

 

Я в полной растерянности. Как-то так получилось, что в последнее время совершенно некогда было подумать о дальнейших планах. К тому же, в начале августа под Самарой будет фестиваль «Мамакабо» на котором мне очень хочется побывать. Но ― не ехать же на неделю в Москву, а потом обратно, почти 4000 км. Туплю. Механизм принятия решений явно сломался.

 

Иду в центр, еще раз посмотреть на карты. На главной площади неожиданно вижу концерт детской самодеятельности. Курю, грустно ем бутерброд, сделанный заботливой мамой Франты. Понимаю, что ехать, в общем-то, и некуда. Появляется идея заехать к Либору, моему драйверу, а там подумать. Пишу ему СМС. Ответа нет. Почему-то совсем расстраиваюсь… и ― окончательно решаю ехать домой.

 

«Приезжай, конечно!», пришедшее двумя часами позже, уже ничего не меняет.

 

Дальше все быстро и просто. Два дня, две границы, некоторое количество машин и драйверов, незапомнившихся совсем, кроме замечательного белоруса Николая. И я в Москве.

 

 

 

Эпизод 2.

 

 

Осторожнее! К незнакомым дядькам в машину не садись!

 

Из переписки.

 

 

9 августа.

 

Выезд на Минск — продолжение Кутузовского проспекта, на котором я и живу. Но — бешеной собаке семь верст не крюк, и я опять выезжаю с Войковской, на той же 9 маршрутке, на этот раз после посиделок у другого моего приятеля.

 

В прошлый раз, приехав уже в Польшу, я обнаружила в своем ЖЖ коммент от знакомой, которая видела меня на повороте. Очень жаль, что она тогда не сворачивала на МКАД, а ехала в центр. Потому как простояла я на этом дурацком повороте с полчаса, отчаялась, и пошла пешком до какого-то приличного места уже на самом МКАДе. Откуда и уехала довольно быстро, но ехалось очень трудно — до Минки меня везли три машины, и в каждом месте приходилось стоять. Так что, когда в этот раз уже минут через десять на этом же повороте меня подбирает тетенька, возвращавшаяся из Шереметьево, которая едет в Бутово — я просто не верю своему счастью! Через 20-25 минут я на пересечении МКАДа и Минского шоссе.

 

После такого начала все должно было быть просто прекрасно. И я ничуть не удивляюсь, когда останавливается первая же машина, которой я приветливо помахала. Но удивиться все-таки пришлось. За рулем новенькой иномарки турок! Пожалуй, это первый раз, когда в России меня подбирает легковушка с иностранцем.

 

Мой турок — очень веселый человек. Вскоре он включает на своем компьютере (буржуи проклятые!) турецкую музыку и начинает так громко подпевать, что у меня закладывает уши. Тем не менее, мне удается узнать, что он тут уже 10 лет, у него русская жена и двое детей. А также какой-то бизнес, судя по всему, вполне удачный. Ему явно очень нравится рассказывать, как у него все хорошо сложилось ― да и, судя по машине, все и вправду хорошо.

 

Где-то в Жаворонках он останавливается, забегает в магазин и выходит оттуда с двумя морожеными, сияющий как дитя. Доедая мороженое, я с улыбкой смотрю на него и спрашиваю: «И как же Вы, южный человек, можете жить в этой холодной северной стране?» Турок задумывается. «Понимаешь, — говорит он, — я не люблю русских людей». Тяжелая пауза повисает в машине. Он кивает головой и продолжает: «Я не люблю русских людей. Я их обожаю!» :)

 

 

10 августа.

 

Совершенно не помню, с кем я доехала до Минска. Наверное, было холодно, темно и страшновато. Или тепло, светло и весело. Не помню. Так или иначе, в пять утра я была в Минске.

 

В Минске у меня назначено свидание. Андрей подобрал меня в прошлый раз, когда я проезжала мимо Минска в сторону Польши. Большой, угловатый, он сначала промчался мимо меня на старенькой белой иномарке, а потом посигналил мне издали. «Понимаешь, — сказал он мне, — ты была так похожа на этих…» Я не обиделась, но очень удивилась — принять меня за проститутку, меня, в кепке, в дорожных штанах, с рюкзаком, а главное, в ярко-оранжевой майке с ярко-горящим на солнце словом «Автостоп» на груди… Но оказалось, что ничего этого не видно, когда летишь со скоростью хотя бы 120 км/ч, и лишь какое-то шестое чувство… или тот же рюкзак в зеркале заднего вида… :))) Потом мы долго разговаривали, курили, пили кофе в придорожном кафе — и расстались практически друзьями.

 

Узнав, что я опять еду в Польшу, Андрей очень сильно приглашает меня заехать в Минск. Даже не так — просто говорит: «Будешь подъезжать к Минску — пиши, я тебя заберу». Мне совершенно нечего делать в Минске, но обижать человека не хочется, и я честно предупреждаю его, что буду в Минске в пять утра. В любое время, — отвечает тот. Так и получается. Подъезжая, я звоню Андрею с телефона своего драйвера, и мы договариваемся о месте встречи. Он приезжает с совершенно невыспавшимся видом, и мы долго сидим в машине, курим и разговариваем, а потом он решает завезти меня в какое-нибудь кафе и накормить завтраком, но нам не везет — на трассе какая-то проблема с электричеством, и все закрыто. Когда выходишь из машины, сразу замерзаешь — совершенно дикий ветер, я такого не видела никогда. Так что передвигаемся мы короткими перебежками. В результате, еще полчаса трепа, который как-то вдруг соскальзывает на какие-то странные полупредложения, и я понимаю, что пора ехать дальше. Андрей грустно вывозит меня на трассу и желает удачи. В общем, так я и не поняла, зачем туда заезжала :)

 

С облегчением расставшись со своим странным другом, я вскоре еду в пятерке с потрясающе интересным крестьянином. Смешно — когда рисуешь себе приблизительный образ идеального человека, как-то само собой ясно, что он должен быть горожанином, с высшим образованием, короче говоря, этаким типичным интеллигентом. А потом вот так встречаешь на трассе замечательного белорусского крестьянина средних лет и становится понятно, что очередной миф развенчан :) Особенно, если при этом на ум приходят какие-нибудь, блин, интеллигенты.

 

Наш разговор спокоен и нетороплив. И мне опять очень жалко с ним расставаться и выходить в этот действительно ужасный ветер, который прекрасно ощущаешь, даже сидя в машине — она просто ходит ходуном!

 

Почему-то за весь добрый десяток раз, что я пересекала эту границу, меня ни разу не привозила туда машина, которая бы тоже хотела за пределы нашей Родины. Все как один довозили до начала очереди, разворачивались и уезжали. В этот раз до границы меня добрасывает гостеприимный белорус — он очень спешит, но когда я ему признаюсь, что ни разу не видела Брестскую крепость, он все-таки делает круг и показывает мне ее, хотя бы издали. Знай, говорит, наших! Я смеюсь и признаюсь ему, что абсолютно не могу представить себе ни белорусов, ни украинцев отдельными нациями — для меня мы все совершенно одинаково русски, так сказать. Но мой драйвер с этим не согласен, и, тщательно подбирая слова, пытается объяснить, почему.

 

Умывшись и выпив по традиции чаю в нашем любимом кафе, иду платить экологический сбор. Тут же вспоминаю, что, заплатив в прошлый раз за этот чертову бумажку шесть баксов, я решила, что теперь буду пересекать эту границу только на автобусе — для их пассажиров сбор в шесть раз меньше.

 

Оглядываюсь в поисках автобуса. Вон, стоят, даже целых три. Опытным взглядом вычисляю толпу шоферов у одного из таможенных киосков. Подхожу. «Ну, не знаю, это к нашему главному. Где его найти? А вон он как раз и идет». Оборачиваюсь. По направлению к нам стремительно движется некто (просто не знаю всех их званий) в черной рясе с нахмуренным сосредоточенным лицом. Медленно разворачиваюсь и иду платить обычный сбор. Что такое, в самом деле, шесть баксов :)

 

Самое смешное, что, пересчитав всю белорусско-заечную сдачу, обнаруживаю, что за прошедшие две недели сбор снизился равно в два раза. Я фигею, дорогая редакция. Ну, поднять его ― это понятно, это они всегда рады. Но вниз???

 

(ЗЫ: Самое прикольное, что когда я пересекала эту границу уже в этом году, в марте 2006 ― сбор отменили вообще!!!)

 

Сажусь в первую же машину в очереди, к молодому поляку. Все время пересечения границы он спит, просыпаясь на секунду только чтобы проехать еще несколько метров. После границы резко начинает подворачивать штанину и разматывать лейкопластырь с сигаретами, и все это на приличной скорости. Довозит до Бело-Подляски, где я с огромным облегчением с ним расстаюсь.

 

Через некоторое время останавливается Мариуш. Сначала я решаю, что он русский, но быстро замечаю небольшой акцент. Тем не менее, говорит по-русски практически без единой ошибки. После получаса общего трепа Мариуш начинает рассказывать о себе. Оказывается, он только недавно вышел из тюрьмы. О! — думаю я :) Сидел в Америке, за контрабанду икры. На этом месте мне почему-то жутко хочется расхохотаться. Сложно объяснить, почему. Ну, типа — вот один человек. Сидит в каком-нибудь Мухосранске за то, что спьяну ударил собутыльника топором по голове. А вот другой — сидит в Америке за контрабанду икры. Ну, как-то это символично, понимаете?

 

Сейчас Мариуш едет в Варшаву, чтобы встретиться с другом, с которым в этой же тюрьме и познакомился. Когда я узнаю, что друг — русский, я все-таки начинаю хохотать :) И почему-то безумно хочется присоединиться к этой веселой пирушке бывших американских зэков. Почему-то представляются какие-то рестораны и чуть ли не цыгане — и одновременно, полночи за разговором с умными и интересными людьми о судьбах родины и все такое. Вообще, странная реакция организма на русский язык ― день как из Москвы всего. Было бы понятно, если бы я встретила их, полгода пропутешествовав по странам Латинской Америки. Но, так или иначе, я осторожно спрашиваю Мариуша, будет ли он ночевать в Варшаве или сразу поедет обратно. Мариуш задумчиво говорит, что, если я поеду с ним, то тогда да, с ночевкой. О, он тоже чувствует это родство душ и желание поговорить, радуюсь наивная маленькая я, — и мы едем в Варшаву.

 

Останавливаемся около полностью соответствующего своему названию отеля "Громада".

 

Виктор, удивленно, но приветливо смотрящий на меня, оказывается большим и очень солидным на вид человеком — хотя почему-то мне очень легко представить его в арестантской робе. Ну прямо «новый русский зэк» :)

 

Естественно, никаких пирушек нет и в помине. Что самое обидное, нет и полуночных разговоров. Съездив на вокзал за билетами для уезжающего завтра, кажется, в Бельгию Виктора, мы возвращаемся в гостиницу, где и ужинаем. Я просто поражаюсь этим людям — в Польше, которая славится своей вкусной и недорогой едой, которой к тому же обычно очень много, они умудрились найти ресторан, где безумно дорого, не очень вкусно, а порции такие маленькие, что ни тот, ни другой не наедаются, и им приходится заказывать по второй порции. Я сижу несколько офигевшая, и прикидываю, хватит ли у меня денег расплатиться, если что.

 

Когда приносят счет, я достаю тридцать злотых — все, что у меня есть, и протягиваю Мариушу. Но он отмахивается и отдает официантке кредитную карточку. Я смущенно и слегка язвительно говорю Виктору: «Гусары денег не берут?» Он хохочет, но Мариушу мы это не переводим :)

 

А после этого мы сразу идем спать — уже 23:00, а завтра вставать в семь. Кровати только две, и я бодро начинаю расстилать на полу коврик и вытаскивать спальник. Почему-то это очень удивляет Мариуша.

 

― А что, ты собираешься спать там?

― Ну да… а где еще, обе кровати-то заняты.

Ну… я думал, ты будешь спать со мной.

― ??

― Но ты же согласилась?

― ???

― А, ну да, ты сказала только, что поедешь со мной… Но… Я-то думал…

 

В общем, после краткой, но емкой дискуссии мы все-таки засыпаем, каждый на своем месте :)

 

 

11 августа.

 

С утра мы завтракаем за потрясающим шведским столом (уже гораздо позже я узнала, сколько стоят номера в этом отеле — и перестала удивляться). На вокзале прощаемся с Виктором, который уезжает в Гент… о счастливец! Не то, чтобы я очень хочу в Бельгию, но вот так вот иметь возможность свободно перемещаться, куда сегодня взбредет в голову… Тоже что ли посидеть в американской тюрьме? Но затем я решаю, что людям, которые могут позволить себе такие перемещения, уже ничего никогда в голову не «взбредает», и, успокоенная, сажусь в машину.

 

Угрюмый Мариуш вывозит на трассу. Да, как-то нехорошо получилось :) Но тем не менее, я рада, что познакомилась с этими большими и забавными людьми.

 

Некоторое время я пытаюсь стопить там, где стою. Не получается не фига. Через некоторое время (около часа, наверное) иду смотреть карту. Да, удружил мне Матиуш, нечего сказать. Этот добрый человек высадил меня действительно на улице, которая постепенно превращается в нужную мне трассу, но на противоположном выезду конце города! Впрочем я понимаю, что сделал он это не со зла, а просто, как и многие другие водители, не подумал.

 

Сначала я недооцениваю масштабы бедствия, и иду пешком. Примерно через час, дойдя до центра, понимаю, что погорячилась, и выискиваю подходящий автобус. Который и вывозит меня скоро к краю города.

 

Еще немного потусовавшись в местном парке, выхожу на трассу. Минут через двадцать к обочине сворачивает двухместный фургончик. Сначала мне кажется, что то, что я слышу ответ по-русски ― глюки, такое у меня уже один раз было где-то между Францией и Испанией. Оказывается – нет.

 

Андрей ― человек, о котором сложно сказать одним словом, кто он по национальности. Родился и вырос в Новосибирске, наполовину поляк, на четверть русский и еще на четверть украинец. В шестнадцать лет, впервые попав в Польшу, он понял, что хочет жить здесь. И ― живет. Полгода назад получил польское гражданство.

 

Нам как-то очень интересно разговаривать.

 

Андрей предлагает заехать с ним в какой-то городок, по делам, а потом он отвезет меня в Торунь. Соглашаюсь с некоей досадой ― не люблю терять время, когда еду, но и с радостью ― не хочется терять такого приятного собеседника.

 

До наших старых знакомых Оли (с которой я познакомилась позже всех из их семейства, в Москве), сестры отсутствующего сейчас Петра, который выгуливал нас с Анькой по Торуни, и их родителей доезжаем часам к одиннадцати.

 

Из переписки дня:

 

«В Польше дикий холод. Чувствую, мне придется покупать себе еще одну куртку 8-) Вчера тусовалась в Варшаве с двумя зэками -- польским и русским (сидели в США) :))»

 

«Ты с ума сошла? Какие зэки?! Где ты умудрилась найти зэков?! Отпускай тебя одну >:o/ Тебе есть где ночевать? Не у зэков, случаем? Я не переживу!»

 

«Спала у них в номере в огромном отеле в центре Варшавы, на коврике :))»

 

«Боже мой. СУМАСШЕДШАЯ!! Пожалей мою психику. Я теперь еще сильней переживать за тебя буду. Блин! Где твоя ОСТОРОЖНОСТЬ!?»

 

«Сегодня вышла на трассу, поймала поляка из Новосибирска и целый день с ним тусуюсь :)»

 

«Тааак. Беги от него! Он явно от тебя что-то хочет!»

 

 

 

12 августа.

 

Холодно так, что выходить из дома не хочется вообще. И это в середине августа! Болтаю с Олей, сижу в Интернете, разбираюсь с отщелканными фотками. Через некоторое время приезжает Андрей — сегодня нам вместе возвращаться в Варшаву. Но мы еще долго тусуемся у наших замечательных друзей, пьем пиво, рассказываем о своих приключениях, мечтаем о будущем. Наконец, к семи часам мы неохотно покидаем гостеприимный дом.

 

Дороги в Польше нормальные (по сравнению с нашими), но очень узкие. В часы пик движение за городом практически останавливается. С тоской вспоминаю Минское шоссе. В результате, к Варшаве мы подъезжаем только в одиннадцать вечера, и Андрей логично предлагает мне все-таки переночевать в Варшаве, а утром уже ехать. Обещает гриль :) Я соглашаюсь, но с легким неудовольствием думаю, как же все-таки причудливы изгибы судьбы — не приди мне в голову странная мысль о «русском вечере» позавчера — была бы в Чехии на три дня раньше! Впрочем, я никогда не воспринимала какие-то страны как «проходные», так что и Польша мне очень интересна. Только вот если бы это была не Варшава…

 

Ночевать мы едем в дом дяди Андрея. Дядя богатый человек, поэтому дом у него большой и в хорошем районе. Но такое ощущение, что живет в нем бригада строителей — все вещи в совершенно ужасном состоянии. Вовсю прикалываясь над дядей, мы пододвигаем диван к огромной балконной двери, выходящей в сад. И оказываемся совершенно вне окружающего мира. Сидим. Смотрим на зеленые заросли. Неспешно потягиваем пиво…

 

Часам к двум я добредаю до спальни и мгновенно засыпаю без всяких сновидений.

 

 

13 августа.

 

Около двенадцати, после очередной экскурсии по Ашану и долгого прощания, Андрей вывозит меня на трассу.

 

Ну, всегда приходит час расплаты. Вот он пришел и ко мне — с этой минуты все поляки, которые мне попадаются, не говорят ни по-русски, ни по-английски. На чем я и погорела в итоге. После того, как я очередной нерусскоязычный поляк высаживает меня за Катовицами (я, надо заметить, просто счастлива: в прошлый раз вполне русские люди высадили меня в начале города, и мне пришлось около трех часов пилить по нему пешком — обочины не было просто как факта!), я долго торчу на трассе, но такое ощущение, что меня никто не замечает.

 

Проезжает прекрасный в своей историчности старинный, просто-таки антикварный крошка «Фиат»!!! Я умиленно провожаю его взглядом, и вдруг тот мигает и сворачивает к обочине. Я просто не верю своим глазам. Еле-еле, поджав ноги чуть ли не к подбородку, мне с рюкзаком все-таки удается уместиться на переднем сидении. Езда в этом автомобиле — сплошной аттракцион. Все проезжающие машины восхищенно гудят, обгоняя нас. Водитель в строгом костюме и белой рубашке с достоинством смотрит вперед.

 

Высаживает на повороте на Чешин. Быстро темнеет. Я прохожу через лес, пытаюсь стопить на трассе — и в общем-то, заранее знаю, что никто не остановится — просто негде, да и мне там стоять очень опасно. Иду обратно. Там есть где остановиться, но меня видно только в последний момент, и все пролетают мимо на огромной скорости. Опять возвращаюсь на трассу, прохожу назад, нахожу хорошее место — и вот тут в очередной раз становится видна разница между стопом в России и в Европе. Потому что меня не берут. Видят издалека, проезжают этот участок медленно, есть прекрасная широкая обочина — и не берут. Обиженно стою еще полчаса, и, плюнув, иду спать в лес.

 

 

14 августа.

 

Просыпаюсь, как всегда после ночи в палатке, в совершенно изумительном настроении. Выхожу на вчерашнее место. Долго жду. Почему-то все опять едут мимо. Я уже начинаю обижаться. Но наконец останавливается какая-то машина. За рулем — французский легионер. Нам по дороге всего километров пять, но, когда мы доезжаем до его поворота, он сначала долго ищет хорошее место для меня и, волнуясь, спрашивает: «Нет, ну ты доедешь?», а потом просто машет рукой: "А, поехали до Чешина" :)

 

Не знаю уж, как мы общаемся, с учетом того, что ни одного из его языков (польский и французский) я не знаю, а он, к сожалению, не знает ни русского, ни английского. Но вскоре я очередной раз с удивлением осознаю, что никакого языкового барьера между нами нет. Мы даже как-то умудряемся подружиться, так что когда мы приезжаем на границу, он идет опрашивать народ на тему меня перевезти. Но все изумленно отказывают. И тогда мы едем в город, где есть пешеходный переход.

 

Драйвер надевает мой рюкзак, и мы идем искать границу. В результате оказываемся в центе города, на главной площади, в самом дорогом кафе. Мороженое за 10 злотых убивает меня наповал. Мы еще долго болтаем (на каком языке?? не понимаю…), пьем вкуснейший кофе, фотографируемся. Потом мы все-таки доходим до границы и прощаемся. На прощание мой новый друг приглашает меня в гости во Францию, Англию и Польшу :) Кто знает, кто знает… :)

 

Долгим оформлением меня уже не удивишь. Сначала лениво наблюдаю, как моментально, показав какое-то удостоверение личности, проходят местные жители, счастливые граждане нормальных государств. Потом мне становится совсем обидно за свой серпастый-молоткастый, и я раздраженно достаю фотоаппарат и начинаю щелкать все, что попадается на глаза. Но стражи границ не дремлют! Прибегает какой-то пожилой, что-то возмущенно говорит оформляющей меня девушке. Она пожимает плечами. Поговорив еще с кем-то, мужик открывает окошко и на уж-не-помню-каком языке начинает на меня наезжать. Нельзя! Ну, нельзя так нельзя. Стираю часть фото. Самое интересное, что проверить, действительно ли я их стерла или только притворилась, мужик поленился.

 

Всю дорогу от Москвы я беспокоюсь о своем новеньком фотоаппарате, и как только вижу первые чешско-китайские магазинчики с огромным количеством сумочек, надолго там застреваю. Долго пытаюсь купить сумку, но сдачи с моих долларов нет, а у меня нет столько крон. Обиженно захожу в Биллу, покупаю еды и пива. Захожу в маленький скверик и сажусь на скамейку. Ем вкусную куриную ногу, пью свое первое темное пиво за этот приезд. Достаю наладонник, читаю Пелевина. Меня охватывает странное чувство — мимо ходят люди, куда-то спешат, у них свои дела, заботы… И никто меня не знает, никто ничего не хочет, никому до меня нет дела. Я купаюсь в этом странном чувстве и сижу долго-долго... Никуда не хочется...

 

Наконец с сожалением встаю — начинает вечереть, а мне еще надо пересечь большую часть Чехии. Лениво и спокойно прохожу пару километров и выхожу из города. Тут же останавливается машина. Молодая пара до Фридек-Мистека, возвращаются из Освенцима. Я расспрашиваю их про музей, давно хочу там побывать, но почему-то все не складывается. «Это надо видеть». Совершенно замечательные ребята, такие же путешественники. «Извини, что не можем пригласить тебя к нам — мы сегодня ночуем у ее родителей, они не поймут» :)

 

Выхожу уже с легким волнением. Времени около пяти, а до Праги еще километров четыреста. И — потрясающе! Опять молодая пара, и до самой Праги! Эти оказываются менее разговорчивы, зато гонят со скоростью 160-170 км/ч. Так что я совершенно расслабляюсь и опять достаю своего Пелевина — и это тоже автостоп, детка! :)

 

С первым моим пражским хостером, Миланом, встречаюсь с у метро. У него уже живут трое поляков, не считая соседки с бойфрэндом. Я начинаю чувствовать себя лишней на этом празднике жизни — не люблю много незнакомых людей сразу. Впрочем, вскоре мне везет — я обнаруживаю в стопке ДВД-дисков тот самый «Рок диабла», о любимом чешском барде Яромире Ногавице, который я так мечтала посмотреть еще в свой первый приезд — и больше меня уже ничего не волнует… Потом мы сидим на балконе, пьем вкусное красное вино и рассказываем друг другу о своих планах на ближайшую жизнь. Милан ко всему прочему оказывается еще и альпинистом. А еще около стены стоит совершенно потрясающий велосипед, при одном взгляде на который у меня начинает чесаться все, что только может. Я осторожно пытаюсь узнать… Милан ловит мою мысль на лету и галантно сообщает, что велосипед в моем полном распоряжении. Я счастливо начинаю строить грандиозные планы на завтра.

 

Перед сном польская девочка подходит ко мне и смущенно говорит: «Извини, я …» Я переспрашиваю. Оказывается, она храпит. Я смеюсь и махаю рукой — вот еще проблемы. Но вскоре оказывается, что смеялась я зря — девочка действительно храпит как пьяный сапожник, и как бы смешно это ни было, я полночи не могу заснуть.

 

 

15 августа.

 

С самого утра идет дождь, так что все велосипедные планы забыты. Милан предлагает мне поехать с ним на работу — там можно посидеть в Интернете. Я радостно соглашаюсь. Но увы — оказывается, что у нас совершенно разные представления о «посидеть в Интернете» — через 15 минут Милан подходит и говорит, что ему пора уезжать по делам, и мне тоже надо выметаться. В результате, через пять минут я оказываюсь в совершенно непонятном районе, под проливным дождем и без малейшего дождезащитного средства. Милан на прощание советует мне купить в ближайшем магазине зонтик, но я только грустно улыбаюсь — крон у меня тоже еще нет.

 

Дождь не перестает. Я хочу зайти в любое кафе, но денег не хватит даже на пиво. Все попытки найти обменник почему-то не удаются. Я нахожу карту и начинаю медленно двигаться в сторону центра. Нахожу пару банков, но курс в них совершенно грабительский, и я, уже зная, что обычно в Чехии с этим проблем нет, злобно иду дальше и пытаюсь найти обменник с нормальным курсом. Прага не радует совершенно. Дохожу до главной площади. Ничего, ровным счетом ничего не изменилось за эти полтора года. Даже несмотря на то, что прошлый раз мы были тут зимой, ничто не удивляет и не притягивает взора.

 

Я внезапно понимаю, что мне не нравится моя вписка, и что еще одной ночи под аккомпанемент польского многоглоточного храпа я не выдержу. Решаю переехать, тем паче, что вписок в Праге у меня штук пять. Пишу Матиушу, знакомому Габриелы, с которой я познакомилась в Брно в свой первый приезд. Габи — совершенно свой человек, туристка, автостопщица, и я надеюсь, что и ее друг будет таким же.

 

Мы встречаемся у огромного собора. Я издалека вижу ярко-оранжевую куртку. Наш человек! :)

 

Матиуш ведет меня какими-то темными улочками, со множеством спусков и подъемов. «Видишь это здание? Это моя школа». Мы заворачиваем к маленькому зданию, с яркой вывеской: «Паб». «А это — моя вторая школа!» :) И опять меня поражает огромное количество собак в баре. Эх, братцы кролики, попробовали бы вы появиться со своим четвероногим другом в каком-нибудь московском баре! Мда. Я долго пытаюсь запечатлеть одну из них, но она не сидит на месте — все время куда-то убегает, носится между столами. Наконец, мне удается щелкнуть непоседливое существо, и снимок выходит очень забавный — глаза собаки светятся в полумраке бара, как маленькие прожектора. Этакая собака Баскервилей :)

 

Вписка классическая — маленькая однокомнатная квартира без душа и чайника, зато с ТВ. И в полном моем распоряжении :) Прощаюсь с Матиушем до завтра и еще долго в непонятном волнении хожу по маленькой студии. На улице внезапно появляется компания подвыпивших гуляк. Громкими нетрезвыми голосами они затягивают песню. Ну естественно, по-русски. У меня на глазах выступают бессильные слезы.

 

 

16 августа.

 

С самого утра чего-то хочется. Внимательно прислушиваясь к своему организму, понимаю, что хочется пить чай и есть еду. Куда пойти? В цукрарню? Но там нет еды. В господу? Но там как-то больше принято пить пиво… Пива тоже хочется, но времени только 12 часов... И тут я вижу небольшую дверь с яркой разноцветной вывеской. Китайский ресторанчик ― курица с шампиньонами и рисом и зеленый чай. Безумно вкусно! А выползя на улицу, тут же нахожу очаровательный паб ― на доске перед дверью как будто специально для меня крупно написано: «черный Козел — 18,50». Вскоре я уже сижу внутри с кружкой вкуснейшего пива. Счастье :)

 

Вечером встречаемся с Матиушем на Вацлавской площади. Присаживаюсь на скамейку, нечаянно включаю поиск сети — и внезапно становлюсь счастливым обладателем компьютера, подключенного к Интернету! Простой этот факт поражает меня в самое сердце, я не могу удержаться от восклицаний, и уже хочу поделиться счастьем с соседями по лавочке, как слышу русскую речь, и затыкаюсь :)

 

Подошедший Матиуш с трудом уводит меня от волшебного места. Мы едем к его друзьям. Замечательная слегка прихиппованная пара встречает нас на огромном балконе, скорее даже на крыше. Пьем зеленый чай и красное вино. Я все еще не могу успокоиться после внезапного обретения Интернета в центре Праги, пытаюсь объяснить ребятам, что такое Wi-Fi, и случайно нажимаю на «Связаться». Через секунду, не веря своим глазам, оглашаю окрестности радостным воплем. Я опять в интернете!!!

 

Как же мы все-таки интернетозависимы, подумать только :)

 

 

17 августа.

 

С утра, еле продрав глаза, бегу в интернет :))

 

На сегодня у меня забита стрелка с Павлом и Анной, тоже членами www.couchsurfing.com. Павлу 19 лет, он куда-то ездил вместе с Гаечкой, и она мне его очень рекомендовала. Но когда в своем письма Павел упоминает родителей и что-то еще в таком духе, я решаю, что, пожалуй, останавливаться у него я не буду, а вот встретиться можно. Мы гуляем по городу, общаемся. Когда я рассказываю про то, что вчера я впервые в жизни посетила китайский ресторанчик, ребята шумно удивляются, и Анна решает показать мне ее любимое китайское бистро :) Но еда здесь совсем не похожа на вчерашнее великолепие, и я разочарованно понимаю, что абсолютно одинаковые вывески с картинками блюд совершенно не означают одинаковых поваров :(

 

Вечером мы опять встречаемся с Матиушем в центре и долго-долго идем в какой-то парк, на той же стороне реки, где и Градчаны, только правее. Там веселая компания друзей Матиуша устраивает настоящий пикник – точно так же, как это каждый божий день делали мы семь лет назад в парке Манельштама около родного филфака…

 

Пьем вино и поем под гитару Ногавицу :) Каайф! :)

 

 

18 августа.

 

Целое утро пытаюсь принять волевое решение, куда ехать после Праги. Пишу в Пльзень и Марианские Лазни. С последними все хорошо, а из Пльзени не отвечают.

 

Не выдержав жизни без утреннего чая и вечернего душа, опять переезжаю. Поздно вечером украдкой сажусь в трамвай и всю дорогу про себя репетирую монолог бедной автостопщицы: «Ну, вы понимаете, я только приехала, вот меня здесь высадили, я пыталась купить билет, а мне сказали, что уже все закрыто» и т.д. и т.п. Вскоре мне перестает быть смешно, моя контролеррофобия переходит уже всякие границы, и я уже безо всякой игры чуть не плачу, но все-таки благополучно доезжаю до нужной остановки, и после нескольких минут тыканья в какие-то темные переулки, наконец попадаю к Тови.

 

Тови — дизайнер, живет в небольшой квартирке со своей девушкой и своим же братом. Через пару минут я узнаю факт, поражающий меня до глубины души — Тови не пьет пиво! Как это может быть в Чехии, я не очень понимаю, но с этого момента разговариваю с ним очень тихо и вежливо, как с тяжелобольным :)

 

Вот тут, наконец, понятие «посидеть в инете» не расходится с моим :) Сначала отваливают на боковую девушка Тови и его брат. Спят они все на огромных полатях, другого слова не подберу, куда надо лезть по лестнице, ну, это как второй этаж в квартире. Тови сидит дольше, но скоро ложится и он. Я ухожу спать только часа в три.

 

 

19 августа.

 

В последний день пребывания в Праге решаю погулять только по этому району, который совсем не центральный. Иду, гуляю, по дороге захожу в бары и магазинчики, выпить пива и примерить обувь. Через час оказываюсь в центре. Что за крошечный город!

 

 

20 августа.

 

Перед выходом на трассу все-таки покупаю себе новенькие кроссовки. Потрясающее ощущение полета после старых и уже раздолбанных предыдущих!

 

Выезжаю из Праги, заглянув на секундочку к человеку на лошади – хранителю Интернета :) В метро встречаю привидение. Привидение высоко вскидывает бровь. Расходимся не поздоровавшись. Боже, что за деревня эта Прага!

 

Легко выхожу на нужное место и вскоре уже еду с очаровательным русским, точнее, бывшим украинским мальчиком :) Максим родом из Сум, живет здесь уже около семи лет. Быстро выучил чешский язык, нашел работу, женился, родилась дочь. «Летом мы ездим отдыхать на море. Что? Да я, в общем, тоже не очень люблю валяться на пляже, но подумай сама — моя жена из хорошей семьи, ее с детства каждый год возили на море, она привыкла, а тут появляюсь я, русский парень, и говорю — все, на море мы больше не поедем? Нет, это не дело».

 

Всю дорогу Максим стращает меня всякими ужасами. «А ты знаешь, — говорит он внушительно, — что каждый год в Чехии пропадает не менее пяти молодых девушек, путешествующих автостопом?!» Меня так и подмывает спросить, сколько молодых девушек, не путешествующих автостопом, пропадает в Чехии за год. Но так почему-то и не спрашиваю. А статистика конечно мрачна.

 

Довозит меня прямо до Марианок :) Что — просто фантастика по сравнению с позапрошлой зимой, когда мы с Анькой ехали тем же путем долго, нудно и на трех машинах, не считая автобус до выезда.

 

Таня и Витя живут в Чехии уже около десяти лет. В Анькиной квартире на стене до сих пор висит изречение, которое мы услышали от них полтора года назад, в первое посещение: «Мы не уехали из России, мы просто отъехали от нее на безопасное расстояние». Из троих детей нормально говорит по-русски только пятнадцатилетний старший. Да и ему уже явно проще и привычнее чешский. Десять лет — огромный срок. Но, как ни странно, связи с Родиной у этой семьи совсем не потеряны. Каждый год летом они ездят в Краснодар к родственникам. Таня мне даже рассказала, что они не хотят получать чешское гражданство, потому что тогда им надо будет каждый раз делать визу в Россию — «и зачем нам это надо?».

 

Гуляю по вечерним Марианкам, но что-то одной здесь настолько скучно, что я быстро возвращаюсь и захожу в местный бар. Цены, надо сказать, неприятно удивляют: бутылочный Козел (что в Чехии вообще как-то неприлично) — 24 кроны. Впрочем, это понятно — как и в Крумлове, все эти заведения рассчитаны не на местных жителей, а исключительно на европейских туристов, чаще всего немцев и австрияков, которым это совершенно непринципиально — все равно это как минимум раз в пять дешевле, чем то же самое у себя на родине.

 

Я что-то с веселым упреком говорю что-то про бутылочное пиво бармену, который немедленно на чистейшем русском спрашивает: «А Вы откуда?» Через несколько секунд знакомлюсь с его очаровательной женой и невыносимым ребенком :) Оказывается, Макс с Наташей — тоже москвичи, только бывшие. Какой город :)

 

 

21 августа.

 

Днем все-таки дохожу до знаменитой колоннады с минеральными источниками. В прошлый раз, зимой, все они были закрыты – или мы просто до них не дошли. Зато теперь я вдоволь напиваюсь из разных кранчиков, над каждым из которых приверчена табличка с гордым названием источника. Отдыхающие степенно бродят от одного крана к другому со смешными кружечками, пьют из которых через отверстие в ручке. Рядом эти же кружечки и продают в огромных количествах.

 

Наконец-то пробую настоящие Марианские вафли. Их подогревают на огромном чугунном блине. Действительно, удачное сочетание с минеральной водой.

 

Выйдя из колоннады, собираюсь закурить, и тут мой взгляд падает на плакат, на котором, посреди подробного рассказа об истории курорта, написано, что в городе даже существовала специальная полиция, гоняющая курильщиков из общественных мест. Я слегка растерянно озираюсь — и не вижу ни одного курящего человека! В результате, отхожу в сторону от лавочек с отдыхающим людом и курю чуть ли не в кулак, ежеминутно ожидая появления полиции :) 

 

А вообще мне откровенно скучно. Город, в котором совершенно нечего делать.

 

И вдруг приходит СМСка от Габриелы ― она приглашает меня в водный поход по Южной Чехии на неделю. К моему величайшему сожалению, именно на эти даты у нас с Андреем назначена встреча в Гданьске — на фестивале в честь 25 лет «Солидарности». Я огорченно объясняю это Габи, на что получаю неожиданный ответ: «А ты бери своего друга тоже!» Мысль, что Андрей на это согласится, кажется малореальной, но на всякий случай я ему пишу. Андрей тут же перезванивает. Как ни странно, он вовсе не против, хотя ему очень жалко пропустить фестиваль. Мы еще несколько раз созваниваемся, и решаем, что если начальник его отпустит на неделю, то едем с ребятами, если нет — едем в Гданьск.

 

Одновременно я списываюсь с Павлом из Пльзени, и договариваюсь, что завтра к нему приезжаю.

 

Вечером мы долго смотрим какое-то кино и пьем чай. Полночных посиделок с потрясающим красным вином и «архивным» сыром в этот раз почему-то не получается.

 

 

22 августа.

 

Просыпаюсь рано, долго тусуюсь на диване. Потом лениво собираю рюкзак и иду к Татьяне в галерею прощаться. Галерея меня впечатляет — огромное количество всяких очень красивых штучек, по ценам, в принципе доступным даже для меня. Можно только представить, какой халявой это кажется тем же немцам.

 

Пока возвращаюсь, начинается дождь. Я захожу в ближайшее кафе и, совершенно не думая о предстоящей дороге, беру очередное темное пиво. Прямо напротив меня висит доска с названиями блюд. Я улыбаюсь симпатичному официанту:

 

— Скажите, а что это такое?

— Это мясо.

— А это?

— Это… это тоже мясо, только по-другому приготовленное.

— Хм. А вот это?

— Это? Это… да-а… и это мясо, знаете, с таким соусом… если вы понимаете, о чем я… :)))

 

Наугад тыкаю пальцем в «мясо с соусом». Приносят бефстроганов с очень вкусной подливкой :)

 

Выхожу на трассу. Пока иду, опять начинается дождь. Захожу в маленький бар. Рядом какой-то немолодой чех оживленно долбит монетами в игральный автомат. Я некоторой время наблюдаю за ним, пытаясь понять, от чего бежит в волшебный мир неверной удачи он, потом мне становится скучно, и я достаю наладонник. С темным пивом и хорошей книжкой можно сидеть очень долго, поэтому я чуть не пропускаю момент, когда дождь ненадолго прекращается. Выхожу. Место неплохое, но все упорно показывают, что они скоро сворачивают. Наконец, остановившийся местный житель провозит меня десяток километров до следующего городка, где я почти тут же заваливаю выезжающую с поворота фуру, даже не поднимая руку, а просто радостно улыбаясь водителю. Замечательный драйвер довозит меня до заправки и высаживает уже под сумасшедшим дождем. На заправке довольно много фур, но все, как-то мрачно нахохлившись, стоят, не проявляя желания куда-то ехать. Поэтому вскоре я ухожу к развилке, и иду на свою дорогу. Мимо меня проезжают фуры, которым я подголосовываю, но никто не останавливается. Наконец, когда я выхожу на полукруглый съезд, какая-то фура, обогнав меня, останавливается в самом его конце. Я понимаю, что это не мне, и продолжаю спокойно идти, но фура все не уезжает. Минут через пять я осознаю, что, наверное, это все-таки мне — но, если уж он так долго ждал, то подождет и еще, и я никуда не бегу, а спокойно иду под непрекращающимся дождем.

 

Когда я подхожу, оказывается, что все-таки водитель остановился совсем не мне, а чтобы поменять шайбу :) Но нам по пути, и я радостно забираюсь внутрь. Молодой драйвер оказывается очень классным, через несколько минут, узнав что я фанатка чешского пива, лезет в холодильник, и весело протягивает мне запотевшую бутылку. Причем мои отмазки насчет законов автостопа почему-то не действуют совершенно :)

 

За пивом и приятной болтовней время проходит совершенно незаметно. Мальчик едет дальше, в Прагу, прямо по единственному чешскому автобану, и должен высадить меня на съезде в город. Я немножко беспокоюсь, потому что уже темнеет и пишу Павлу, моему хостеру, спрашивая какие-нибудь ориентиры. Но почему-то, подъехав к съезду на Пльзень, мой драйвер не останавливается, а тоже поворачивает в город. Незаданный вопрос застревает у меня на языке, и я только тихо радуюсь, глядя, как вокруг появляются светофоры, дома, магазинчики, и все прочие типичные признаки города. Мой замечательный драйвер завозит меня прямо в центр. Когда мы останавливаемся у Кэррифура, где мы встречаемся с Павлом, я чуть не плачу от благодарности. Вот так, несмотря на все нарушения законов автостопа и отвратительную погоду, мне везет, и через три машины и пару часов я оказываюсь в Пльзень.

 

У входа какие-то люди алкогольно-бомжатской внешности, что в благополучной Европе всегда выглядит как-то по меньшей мере странно. Через пару минут ко мне подходит симпатичный светловолосый парень. «Судя по всему, Надя — это ты». Я охотно соглашаюсь, и мы идем в магазин «купить что-нибудь поесть». Когда Павел спрашивает, что я больше всего люблю есть, я немедленно вспоминаю про смаженый сыр. Не вопрос, — говорит он, и мы покупаем много сыра, яйца, муку и панировочные сухари — как же они называются по-чешски – такое смешное слово, по аналогии с «опилки» или «обмылки»? :) Еще мы покупаем МНОГО пива :) конечно, темного — для меня и светлого для всех прочих. Почему-то большинство чехов не считают темное пиво за пиво. Глупцы, ничего они в жизни не понимают! :)

 

Павел и его брат Петр живут в комнате типичного студенческого общежития, хотя сами они уже не студенты, а, насколько я поняла их систему, что-то вроде наших аспирантов и молодых преподавателей.

 

Павел высыпает в тарелки муку и сухари, разбивает пару яиц. Мы нарезаем сыр, и по очереди обваливаем его во всем этом. А потом запускаем получившиеся ломтики в кастрюлю с кипящим подсолнечным маслом. И долго смеемся, уплетая очень вредный, но такой вкусный смаженый сыр :)

 

 

23 августа.

 

С самого утра безвылазно сижу в инете безо всякого желания куда-то выходить. Не первый раз мне приходит в голову мысль, что с таким же успехом я могла вообще никуда не уезжать, но я ее прогоняю, как идейно вредную и что там еще.

 

В Пльзени живут двое маленьких родственников Аньки — сводные брат и сестра, и она еще в Москве просит меня встретиться с ними и передать книжку (которую я, чертыхаясь, покорно таскаю за собой все это время) и письмо. Мы с Настей договариваемся о встрече в три у главного собора, и в два я, наконец, собираюсь и выхожу. Но тут же обнаруживаю, что идет дождь. Идти, пусть и всего сорок минут, под таким дождем совершенно не хочется, и я возвращаюсь и пишу Насте смску с предложением перенести нашу встречу на попозже. Ответа нет, я перезваниваю. Трубку берет мама Насти и Ярика, и сообщает мне, что ребята уже давно ушли, забыв телефон. Я чертыхаюсь и вылетаю из дома. Через полчаса, насквозь мокрая, я подбегаю к месту встречи, и с облегчением вижу две маленькие фигурки.

 

Чтобы загладить свою вину, веду их в какую-то кондитерскую. Ярик за обе щеки уплетает свое мороженое, Настя же степенно рассказывает мне, как они живут. Акцент в ее речи настолько силен, что я не перестаю удивляться.

 

Потом мы идем гулять. Сначала просто проходим по бульварам и центральным улицам, а потом я вспоминаю, что в Плзени есть нечто гораздо интереснее ― и Настя ведет нас в Плзеньскую пивоварню :) Издалека видно башню, похожую на огромный рожок с мороженым.

 

Перекусываю опять захожу в китайском ресторанчике, однако, понравилось :)

 

Вечером мы встречаемся у Собора с Павлом и его другом, и идем с недалеко расположенный теа-хауз. Пожалуй, я впервые оказываюсь в заведении, где действительно надо снимать обувь. Мы долго рассматриваем меню, я офигеваю от цен на развесной чай — причем ребята говорят, что это далеко не самый крутой чай в мире. Подходит Петр. Нам, наконец, приносят долгожданный кальян — похоже, их тут всего два на все заведение :) Хорошо, тихо и спокойно…

 

На прощание мы заходим в какой-то супер-пупер местный бар, и нам приносят офигительное «режано» (смесь темного и светлого) пиво в литровых кружках! Я впадаю в оцепенение.

 

 

24 августа.

 

Почему-то чувствую себя довольно отвратительно. Понимаю, что, скорее всего, отравилась во вчерашнем китайском бистро. Так что до вечера сижу в инете. Выхожу в город только обменять деньги, но в результате гуляю довольно долго, и на одной из улиц, напротив потрясающе красивой синагоги, внезапно нахожу интернет. А я уж и отчаялась :)

 

Вскоре выхожу на толпу людей и снаряги :) Большая палатка, поставленная прямо на газоне, притягивает меня неудержимо, и я подхожу ближе. Судя по всему, это награждение победителей какого-то соревнования скалолазов ― на газончике, в центре города, вау! Делаю несколько снимков и неспешно иду обратно.

 

Вечером мы долго сидим и записываем мне музыку. Завтра мне надо уехать из Плзени и протусоваться где-то до послезавтра, когда в Хеб на поезде приезжают ребята из Праги, чтобы начать наш поход. Павел предлагает мне остаться еще на одну (четвертую) ночь. Я очень благодарна, но мне искренне не хочется этого делать. Во-первых, завтра к Павлу с Петром приезжает новый вписчик :) а во-вторых, лучше найти какую-то вписку поближе к Хебу, чтобы послезавтра не выходить на трассу очень рано.

 

 

25 августа.

 

Днем захожу на Хоспиталити и начинаю искать вписку. Мне имеет смысл ехать только в сам Хеб, Франтишковы Лазне, которые в 10 км от Хеба, или, на крайняк, в Карловы Вары (20 км). Нахожу на сайте несколько человек, которые живут в этих городах, и начинаю писать им смски. И — сразу же после отправки первой из них раздается звонок, и Зденек из Лазней говорит: «Нет проблем, приезжай». Не могу поверить своим ушам :)

 

Вечером выхожу из города ― ехать километров 50, даже автостопом-то это назвать сложно :) Последние ребята, подвозящие меня, созваниваются с моим хостером и довозят меня до самого центра Хеба, прямо до бара, где у нас забита стрелка.

 

В маленьком и очень шумном баре уже сидят две симпатичные девушки и собственно Зденек. А еще целая куча всяческих небольших собачек, на специальных подушках :) Очередной раз очень радуюсь :)

 

Через пару часов мы решаем ехать домой. Автобус идет от Хеба до Лазней около 15 минут. Мы бросаем в квартире рюкзак и идем гулять. В процессе гуляния приходит смска, и мы идем навещать девушку Зденека, которая сейчас лежит в больнице. Времени около полуночи :) Подойдя к зданию, озираемся и лезем через забор, потом через окно забираем подругу Зденека :) Долго курим в беседке. Уже уходя, обнаруживаем рядом с местом, где мы перелезали через забор, открытую калитку… Все-таки славяне – великая нация! :)))

 

Напоследок заходим в бар и отрываемся по полной :) Грог, сливовица, бехеровка, абсент, на закуску очень вкусная пицца. Хорошее начало дня рождения :)

 

До 5 утра записываем мне Нохавицу :)))

 

 

26-30 августа.

 

С утра, проводив Зденека до остановки, пытаюсь прогуляться по Лазням. Но иду не в ту сторону, и ничего достойного внимания мне не попадается. Устав, захожу в какую-то кофейню с разноцветными раскрытыми зонтиками на потолке.

 

Стопом уезжаю в Хеб. Рядом автобусная остановка, от которой каждые 15 минут отходит автобус, но это ж неспортивно :)

 

Прогуливаясь напоследок по центру, внезапно нахожу инет. В результате, естественно, опаздываю к поезду :) Но все-таки встречаюсь с Андреем и Габи.

 

Следующие пять дней членораздельно описать не получилось :)

 

Сборы. Супермаркет, первая ссора с А. Старт. Через два часа за водой и пивом в господу :) Ночуем в кэмпинге. Уговариваю Мохера меня поучить управлению. Классно, у меня все получается! Ночуем в лесу, напротив станции. Приезжает сестра Цыганэ. Утренний поход в костел. Я тоже хочу в костел, но мне слишком лень вскакивать и, не позавтракав, куда-то бежать. Мы с Матиушем завтракаем и тренируемся. Не очень :) Ночевка в лесу. Город Локоть. Замок. Долго-долго гуляем и загораем. Спонтанный концерт на эстраде, мы с Неллой поем разученные по ходу «Сараево» и «Катюшу» :)) Приезжаем в Карловы Вары. Идем гулять по городу. Все встречные, у кого мы пытаемся спросить дорогу, ― русские! Андрей морщится и отходит, услышав русскую речь. Ночуем в кэмпинге. Я покупаю кеды. Гуляем по городу. Паб. Утром доходим до базы с висячими воротами. Киляюсь два раза ― с Неллой и с Мохером. Счастлива :) Вечером киляюсь с Неллой из-за Габриэллы. Очень сержусь. Перехожу к Мохеру. Ночуем в класснейшем лесу.

 

 

31 августа.

 

Все едут в Прагу на поезде. Я тоже решаю ехать через Прагу, но, естественно, стопом. Положение осложняется тем, что Андрей тоже решил возвращаться в Польшу стопом, а я, боясь его обидеть, не говорю ему, что для путешествия автостопом вдвоем необходимы качества, которыми он пока не обладает — впрочем, он не обладает, как мне кажется, и теми чертами характера, которые вообще позволяют кому-то выходить на трассу. Все-таки нас, настоящих психов, довольно мало :) Но обижать его я не хочу, и со вздохом соглашаюсь, заранее настраиваясь на долгое и трудное возвращение.

 

Но Андрей решает ехать до Праги поездом, и я, счастливо вспорнув, долетаю до Праги за два часа (поезд ребят едет четыре :) Покупаю билет на полтора часа, и успев по дороге заскочить на полчасика к любимому человеку с лошадью, оказываюсь на конечной. По моим расчетам, Андрей уже скоро должен приехать, но его все нет и нет, и я начинаю злиться. Ищу кафе, не нахожу, покупаю в супермаркете хлеб, сыр, апельсиновый сок и располагаюсь на травке.

 

Когда через час раздается звонок, и Андрей говорит: «Ты знаешь, я тут подумал… ребята приглашают остаться у них на денек… я так хочу посмотреть Прагу… давай поедем завтра», я не выдерживаю и срываюсь. Дальше у нас выходит какой-то безобразный скандал, я уже не говорю, а шиплю в трубку от злости, и Андрей, не выдержав, кидает трубку. Я моментально собираюсь, и, сказав себе: «Да чтоб я еще хоть раз в жизни!», — бодро шагаю на трассу. Но — время упущено.

 

Около позиции на другой стороне трассы полиция, какая-то машина в кустах. Странно, непонятно и очень отвлекает. Стою часа три. Успеваю написать смску Андрею и извиниться.

 

И вот тут мне начинает казаться, что сама судьба указывает мне правильное решение. Метро еще ходит, и всего-то надо позвонить и сказать: «Я еду», и всем будет хорошо. Но дьявольская гордость не позволяет, и я иду ставить палатку в придорожные кусты.

 

 

1 сентября.

 

Просыпаюсь, собираюсь, выхожу. На трассе уже 2 парня, скоро появляются еще два. Шит. Вот теперь я действительно вижу, как популярен автостоп в Чехии!

 

Впереди останавливается машина. Там стоит парень, но он почему-то не торопится к ней подойти. Я делаю вопросительный жест в его сторону и бегу к машине.

 

Водитель едет в Брно, и совершенно не знает английского. Кажется, ему очень жалко, что ему попалась именно я, не говорящая на чешском. На полдороге на заправке из-под капота начинает идти дым. Водитель озабоченно ходит вокруг машины. Когда я возвращаюсь, говорит мне, что застрял тут на час. Я желаю ему удачи и иду на выезд.

 

Фура довозит меня до Брно. На нескольких машинах, голосуя на каких-то полях, добираюсь до Кромержича. По пути срываю на каком-то поле подсолнух и набираю кукурузы :) Надолго застреваю перед въездом в город. Люди явно не понимают, чего это я здесь. Наконец, останавливается клевый дядька, бывший автостопщик. Он провозит меня через весь город, показывает главную площадь и основные достопримечательности и вывозит на трассу. Очень красивый город Кромержич, надо будет сюда вернуться.

 

Дальше мне везет. Останавливается красивый серебристый Ситроен, и замечательный словак Владимир везет меня прямо в Злин. Сам он едет еще дальше, в Словакию. По дороге, в большом супермаркете, мы пьем типичный французский кофе с холодной водой и долго курим душистые сигариллы. Вскоре высаживает у Интершпара, приглашает в Словакию. Непременно навещу его, если когда-нибудь туда попаду. Интересно, есть ли у его словацкого имени форма «Володя»?

 

Через пару минут мы с моим хостером Мартином идем к нему домой. Он приводит меня в свою комнату и говорит, что она в моем полном распоряжении. Так трогательно :)

 

Мартин очень любит чай. Я тоже очень люблю чай, но мне до него далеко. Потому что все эти бесчисленные пакетики с различными сортами, чайники, кувшины с водой, чашечки… Мартин недавно закончил что-то вроде курсов по чайной церемонии, и хотя сам сокрушенно признается, что ему еще очень далеко до совершенства, но я в полном восторге.

 

Из огромного музыкального центра что-то нестандартное, но весьма приятное.

 

Идем гулять по ночному городу.

 

 

2 сентября.

 

Гуляем с Мартином по городу. В каком-то симпатичном баре с циновками пьем смешное «lavinove» пиво Maestro — когда нам приносят высокие бокалы, они до краев наполнены бурлящей пеной, но какой-то химический процесс в нем идет очень быстро, и через пару минут никакой пены уже нет. Лавина пива :)

 

Папа Мартина не очень любит автостопщиков и все такое. Сегодня он дома, и нам предстоит встреча. Мартин раз 50 повторяет: «Ну, знаешь, мой папа не совсем…. Он иногда бывает грубоват. Но это совершенно неважно — только поздоровайся с ним, и мы пойдем в свою комнату. Да, только поздоровайся, и сразу пойдем. А больше ни на что не обращай внимания. Только поздоровайся…»

 

Мы заходим в квартиру. Я вежливо здороваюсь. Папа неуверенно улыбается и крепко пожимает мне руку. Мартин очень удивляется. Я улыбаюсь. Мне всю жизнь было гораздо легче найти общий язык с отцами, чем с их сыновьями.

 

Мы начинаем заниматься замечательным делом — записываем диски. Делаем это долго и с удовольствием. У Мартина огромная коллекция всякой странной музыки, и он непременно хочет, чтобы я послушала хотя бы по одной песне, но из каждого диска. С трудом уговариваю его остановиться. Ну вот, копии наиболее понравившихся дисков у меня в рюкзаке, и я готова к старту.

 

Когда я обуваюсь, папа опять подходит ко мне. «Трам-та-та-ра-пам!!» — сердито говорит он. Мартин в шоке. «Он сказал, — переводит он, — какого черта ты уезжаешь в эту чертову Польшу?! Не выдумай и оставайся здесь! Знаешь, я никогда в жизни от него ничего подобного не слышал!» Я улыбаюсь сердитому усачу и развожу руками — судьба наша такая, все дорога, дорога, дорога. Папа еще более сердито желает мне доброго пути.

 

В семь я наконец на трассе. На прощание Мартин мне обещает, что я быстро уеду: «знаешь, больше получаса я здесь никогда не стоял». И правда ― ровно через полчаса я уезжаю :) Молодой парень с костылями в машине довозит до какого-то небольшого города и высаживает на остановке.

 

Идти никуда не хочется — в незнакомом городе никогда не знаешь, сколько времени займет выбирание из него. К тому же, быстро темнеет, и не факт, что на выезде будут фонари. Так что, уже прекрасно зная, что ситистоп реален, я начинаю стопить прямо на ближайшей автобусной остановке. Народ на остановке напротив очень удивляется.

 

Удивляются они недолго. Вскоре меня подбирает клевый усач на маршрутке. Немногословный, но все очень правильно понимающий ― через некоторое время мы останавливаемся на какой-то заправке, он уходит и возвращается с двумя огромными багетами с курицей. Вкусно! :)

 

Высаженная на хорошем месте, стою не очень долго. Останавливается дорогая иномарка. Я сажусь, и… что это? Что это такое до боли родное и знакомое… Ногавица!!! Ну конечно, тот самый его концерт с Плигалом! А драйвер еще и замечательно говорит по-русски — долгое время он работал в тесном контакте с советскими… по-моему, военными. По какому поводу рассказывает кучу баек :) Ехать настолько приятно, что хочется, чтобы эта поездка никогда не кончалась.

 

Но увы. Мой замечательный поклонник Ногавицы высаживает меня на огромной заправке недалеко от Ново- Ещина (я ловлю себя на мысли, что я уже здесь была… да-а, шестой раз за два месяца… я знаю эту трассу лучше многих местных :)). Бодренько иду к выходу. Хоть и темно, но машин много, и у меня никакой тревоги за свое ближайшее будущее.

 

И вот тут мне не везет.

 

Проезжающая мимо заправки машина громко сигналит и останавливается впереди на автобане. Бегу. Парочка на старенькой развалюхе. Парень с дрэдами и очень милая девушка рядом. Объясняют, что всегда подбирают автостопщиков. После меня подбирают еще одного парня. Вскоре сворачивают с автобана. «А что, тебе есть разница, на какую границу ехать?» Да нет, в общем…

 

Завозят в жопу :(((

 

Абсолютно темно, какая-то совершенно глухая местность, два часа ночи. Долго безнадежно стою на огромном пустом перекрестке. Редкие проезжающие машины с огромным изумлением притормаживают, чтобы получше рассмотреть мигающее в ночи чудо, но останавливаться ни один ненормальный естественно не станет. Надежд никаких. Но уже довольно холодно, и идти спать без палатки почему-то совершенно не хочется.

 

Примерно через час одна из машин все-таки останавливается. Не верю своим глазам. Ну конечно, они хотят только спросить, в какой стороне граница. Но ― ребята, вы попали, без меня вы отсюда не уедете. И через пару минут мы уже едем к границе :)

 

Я выдыхаю и осматриваюсь. В машине четыре молодых парня, поляки. Судя по всему, эти милые ребята тоже предпочитают чешское пиво… ну или чешских девушек… и сейчас возвращаются домой с какой-то дискотеки.

 

Опять долго стоим из-за меня на таможне. На просто уже неприличную просьбу показать деньги я нервно вываливаю кучу разноцветных бумажек ― доллары, евро, рубли, зайчики, злотые и кроны. Погранцы фигеют и сдаются :) Мы счастливо уезжаем.

 

Ехать с ребятами не очень приятно — как было бы не очень приятно ехать с любыми другими подобными мальчиками любой национальности. Они не пристают, но сально шутят (хорошо, что я почти не понимаю польский :)), все время что-то спрашивают, много курят и громко смеются. Но я, помня, из какой жопы они меня вывезли, вполне с ними любезна. Ребята приглашают заехать к ним на вечеринку: «Поехали, там будет весело, потанцуем, а завтра поедешь!» Я вежливо отказываюсь.

 

Мы несколько раз проезжаем перекрестки с указанием «Катовицы». Я показываю ребятам на них, но они машут руками и что-то мне пытаются втолковать. Я думаю, что наверное они знают какой-то другой выезд, лучше, и не настаиваю. И как оказывается, очень зря. Потому что через совсем немного времени привозят они меня НА ВОКЗАЛ.

 

Я впадаю в ступор. Да, надо учить языки. Как могу, объясняю ребятам, что я не езжу на поездах, я езжу автостопом! Мальчики наконец-то все понимают ― и становятся очень сердиты. В результате, через пять минут меня высаживают на каком-то повороте в полной темноте. Вот это и называется – из огня да в полымя…

 

Долго тусуюсь, хожу по автобану. Времени — около трех часов. Все вокруг погружено в сон. И только впереди слышен какой-то шум и горят фары. Подхожу поближе. На меня удивленно оглядываются несколько дорожных рабочих, прокладывающих какой-то кабель. Я спрашиваю одного из них, пожилого дядечку, как мне отсюда выбраться. Дядечка долго что-то объясняет… как жаль, что я его не понимаю…

 

Холодно, сыро, очень грустно. Вот в такие моменты, когда ты путешествуешь один, и появляется отчетливая мыслишка, что все это глупость и ребячество, и вместо того, чтобы шляться по ночам непонятно где, надо давно сидеть дома и растить детей. Мда.

 

Но Бог Дороги воистину велик. Потому что всегда в таких случаях случается что-нибудь этакое, после чего ты быстро забываешь все эти глупости :) Вот и сейчас ― стоит мне взгрустнуть по-настоящему, как тут же останавливается машина, и приветливый ночной водитель везет меня до ближайшего города.

 

Да, это самое неприятное для автостопа место ― переплетение нескольких городов, плавно переходящих друг в друга. Долго иду пешком, переписываюсь с Андреем. Наконец, выйдя на нужное направление, уезжаю на маленьком грузовичке до Катовиц. Водитель возвращается домой с ночной смены, но перед тем, как свернуть, находит мне по рации следующую фуру. Вскоре я так же пересаживаюсь на третью. Там два водителя, и через некоторое время я отрубаюсь.

 

В восемь утра меня будят и высаживают на каком-то перекрестке. Безумно хочется спать, но негде абсолютно — большое озеро, вокруг трава и частные дома. Вижу какой-то кемпинг, но решаю, что в такой глуши платить за возможность поставить палатку глупо, и иду дальше. Очень-очень долго, как мне кажется, прохожу город насквозь.

 

Дохожу до какого-то кладбища, и уже почти решаю поставить палатку в каких-то зарослях за ним, несмотря на то, что это место явно пользуется популярностью у местных жителей — вокруг очень много мусора. Но все-таки передумываю — не нравится тип почвы, видите ли!! :) Из последних сил дохожу до выезда, вижу чудесный лесок, моментально ставлю палатку и проваливаюсь в забытье.

 

 

3 сентября.

 

Просыпаюсь через два часа в прекрасном состоянии. Человеку, который никогда в жизни не спал в палатке, очень трудно объяснить это чувство. Дома, в периоды жизни, когда я не работаю, я сплю очень долго, встать в пол-второго ― совершенно обычное явление. Но когда ты ложишься спать в палатке ― высыпаешься быстро и прекрасно :)

 

Собираюсь и иду на дорогу. Почему-то стою довольно долго, хотя машин много. Наконец, останавливается какой-то крошечный автомобильчик. Два брата. Водитель, замечательный молодой парень, сначала довозит и высаживает брата, а потом довозит меня до выезда и еще долго стоит рядом, пытаясь застопить для меня машину. «Понимаешь, сейчас все боятся…» Но машины останавливаются плохо и едут недалеко, и через некоторое время он все-таки уезжает.

 

Часа через полтора меня наконец забирают. В машине четыре человека. Обычно я никогда не сажусь в машину, где больше двух человек, это просто неудобно, но — полтора часа!! Тетенька со всем семейством (я ― пятая).

 

Быстро прохожу центр, и начинаю стопить. Тут же останавливается разговорчивый Веслав на дорогой машине. Заезжаем в центр Торуня. Ищем обменник. Довозит до выезда из города. Рядом огромный «Ашан». Я забиваю на время, и провожу еще часа полтора в этом царстве еды и людей. Долго разговариваю с Андреем.

 

Вот везет так уж везет! Меня подбирает Супер-драйвер! Провез через свой город, довез до заправки, переполошил всех водителей, которые там находились, и вызвал по рации какого-то дальнобоя, стоящего на заправке, фуру прямо до Сопота! Бывают же люди! :)

 

На почтовой фуре я еду первый раз — всю жизнь была уверена, что им запрещено брать попутчиков под страхом смертной казни. По дороге заезжаем в несколько небольших городов.

 

Высаживают в Сопоте. Я рада, что все-таки добралась, но просто валюсь с ног от усталости и недосыпания. Надеюсь, что кэмпинг окажется где-то рядом. Спрашиваю у ближайшего полицейского. «Целый час просто». Сначала появляется ужас, потом ощущение, что где-то я это уже читала... Ну конечно, это же было в карповском рассказе про поездку в Польшу. Смысла фразы так и не вспоминаю, но помню, что все закончилось хорошо :) Прохожу через центр. Весело, но страшно хочется спать.

 

(ЗЫ: «Целый час просто» = все время прямо J))

 

Дохожу до моря. Со всех сторон громкая озвучка, какие-то песни. Из последних сил добредаю до какой-то морской эстрады. Ну что вам сказать ― в общем, типичный Грушинский. Только море, и пиво продают :)

 

Укладываюсь в кустах на пляже. С трудом ставлю палатку ― почему-то в песке это оказывается практически нереальным. Начинаю распаковывать рюкзак ― и немею от ужаса: все верхние вещи покрыты тонким слоем йогурта, бутылочка с которым треснула от перегрузок. ФАКЕН ШИТ!!!

 

В шоке от йогуртового безумия опускаюсь на песок… и тут же подскакиваю с громким возмущенным воплем — приземлилась прямо на очень острый и твердый сучок. Очень больно, кажется, что на попе большая рана. Но, оказывается, что там всего лишь синяк, а вот штаны прорваны насквозь. Потеря за потерей, что за день!

 

Забиваю на все, и заваливаюсь спать, оставив половину вещей снаружи. Напоследок обнаруживаю, что спальник частично тоже в йогурте. Но сил огорчаться уже действительно нет

 

 

4 сентября.

 

С утра на пляже появляется довольно много народа, хотя для купания уже явно не сезон. Ближайшие загорающие устроились в двух метрах от кустов, формально скрывающих мою палатку. Я немного смущенно выхожу на пляж и собираюсь идти к морю чистить зубы, как вдруг замечаю большой деревянный домик с надписью WC. Ключ от туалета у барменов пляжного кафе. Цивилизация, блин :)

 

Нашла интернет. Развлекаюсь с Хоспиталити — нахожу ребят из Сопота и пишу им смски типа: «Привет, меня зовут Надя, я из Москвы, мой ник на Хоспиталити Багира. Я сейчас в Сопоте, одна, поэтому была бы рада пересечься с тобой и погулять вместе». Все немедленно отвечают (Каролина, Агнешка и Крис), но все трое в Гданьске :) Я веселюсь, вспоминая, как на майские праздники все разумные москвичи рванули из города, чтобы не попасть на празднование 60-летия Победы.

 

А вообще, прекрасный город, прекрасный :) Очень рекомендую! :))

 

 

5 сентября.

 

Утром собираю рюкзак, шепотом матеря попадающий во все вещи песок. Еле нахожу в песке колечки, на которых стояли колышки палатки. Перед отъездом еще раз захожу в интернет и получаю письмо от начальника — он пишет, что, поскольку я не вернулась к сроку и ничего не пишу, он берет вместо меня другую девочку. Желаю ему удачи. С соответствующим настроением выхожу на трассу. Минут через двадцать усиленного аутотренинга и анализа перспектив настроение становится реально веселым :)

 

Иду долго, но ровно до того момента, пока на дороге появляется большой карман, чтобы машина могла встать. Не успеваю поднять руку, тут же сворачивает симпатяга из санитарной инспекции. До Гданьска.

 

Высаживает на большой автобусной остановке в центре. Постопив минут 15, иду дальше. Наконец вижу хорошее место для стопа — но там уже стоят двое каких-то работяг лет пятидесяти и стопят! Причем стопят они преимущественно фуры, активно грозя кулаками, тем, кто им, естественно, не останавливается. Хихикая про себя, прохожу дальше, уже мысленно извиняясь перед ними за свой возраст и пол. Ну и просто я одна. Но — зря я хихикаю. Потому что они через пять минут уезжают на фуре, а я стою еще полчаса 8) Но не зря. Открыв дверцу остановившейся машины, я сразу замечаю форменный мундир со звездочками. О, военный, — радуюсь я. Но все оказывается еще круче — это таможенник! :) Служит на границе с Литвой. Много говорим о наболевшем у меня за время пересечения всяческих границ :)

 

Сразу же подбирает аварийная машина ― пилот. Что-то он мне объяснял про то, зачем нужна его машина, но я, конечно, все уже забыла. Высадил прямо на эстакаде. Долго хожу по развязке.

 

На взмах руки тормозит бус с польскими номерами. Я тут же прозываю про себя водителя «Шумахером», потому что он так гонит по этой, в общем-то, весьма узенькой дороге, как будто это хороший немецкий автобан. Через некоторое время Шумахер достает булочки с колбасой и отдает мне на съедение. Как никогда кстати! Спасибо, солнце :)

 

Стою в пяти км от границы. И вот она ― русская машина! Саша до Калининграда. Потрясающее чувство, когда встречаешь первого русского драйвера за долгое время. Пугает меня обратной дорогой. «Ты что, там же ужас что за места! С этой (польской) стороны всегда беру, с той (русской), да еще ночью — никогда в жизни». Я весьма удивляюсь такому подходу и задаю всякие коварные вопросы, но Сашу не сбить.

 

Саша высаживает меня прямо у центральной гостинице города, где меня уже ждет мой хостер Данте с бутылочкой Миллера :)

 

 

6 сентября.

 

Утром Вадим с мамой довозят меня до супермаркета «Виктория». Пироги!!! Столько пирогов я не видела никогда в жизни! Я покупаю пироги с картошкой, с сыром, с рыбой и со щавелем и, счастливо прогуливаясь между рядов, внезапно выхожу к маленькому, но очень симпатичному кафе, где можно очень недорого поесть! Сажусь и немедленно вгрызаюсь в пирог со щавелем. Это очень вкусно! Я почти доедаю его, но вдруг меня пронзает мысль ― черт, я же не успела за него заплатить! После секундного замешательства решаю оставить этот крошечный кусочек, и объяснить все честно. Почему-то мысль доесть пирог и не платить за него вообще мне не нравится… Вот что значит ― привлечь клиента качеством! :)

 

Позже подхожу к кассе, выкладываю продукты. Что-то не в порядке со штрих-кодом йогурта, и я иду его менять. Когда я возвращаюсь, девушка на кассе смотрит на меня чуть не плача от смеха.

 

— Понимаете, — говорю я, — он был такой вкусный…

Девушка меня понимает :))

 

Все время, пока гуляю, активно ищу Wi-Fi, но такое ощущение, что здесь его нет, как явления. Не выдерживаю и захожу в первую попавшуюся контору, то ли компьютерную, то ли по части мобильной связи. Излагаю проблему, задаю вопрос. Товарищи начинают активно совещаться. После чего один из них набирает номер, и минут десять обсуждает с каким-то большим специалистом, что, где и как. Потом отдает трубку мне, и приятный баритон непререкаемо объясняет, что в Калининграде Вай-Фая нет, не было и не будет, потому что запрещено. Я растерянно отвечаю, мол, а как же в Европе… да и в Москве… на что мне говорят, что «у вас в Москве, может, все и можно, а у нас строго»! Ухожу в сильном удивлении.

 

Собор описывать не буду… впечатляет. Около могилы Канта непонятно почему тусуюсь не меньше получаса.

 

Курю, рассматривая карту и прикидывая оптимальный выезд. Невдалеке курят водители нескольких туристических автобусов. Хочется совета специалистов ― подхожу, спрашиваю. Товарищи сначала смотрят на меня очень удивленно, но быстро впиливают, и начинают активно давать советы :)

 

Перехожу на другую сторону канала. Огромная подлодка. Куча каких-то торпед и сложного вида убивательных аппаратов на набережной. Прекрасный силуэт парусника. Воистину сюр.

 

Как ни странно, но больше всего поражают меня вовсе не эти достопримечательности, а обыкновенные комары. Впрочем, вру. Необыкновенные, совершенно сумасшедшие комары!!! Я уже не могу спокойно пить пиво, а только верчусь и то и дело хлопаю себя по нокам, рукам и всему остальному. Помогает слабо. Не выдерживаю, и поворачиваюсь к парочке, сидящей на той же скамейке. «Скажите, это у вас всегда? Столько комаров?» Оказывается, что нет, просто в этом году у них стихийное комарное бедствие.

 

В восемь вечера каким-то троллейбусом выезжаю на трассу. На месте, которое Вадим описал, как лучшую позицию, уже стоят две тетеньки. Одна из них почему-то отказывается от тут же подъехавшей маршрутки на полдороги, и показывает на нее мне. Я радостно сажусь.

 

Неплохая позиция, но темновато. Внезапно останавливается волга, и оттуда громким голосом спрашивают, сколько я заплачу. Экая странность. Вот от деньгопросов в Европе совсем отвыкаешь. Естественно, вежливо посланы.

 

Вскоре останавливается немолодой азербайджанец. Клевый чувак. Говорит про братство народов. О, на эту тему мне только дай поговорить :) По дороге в полной темноте (и как только заметил!) подбирает еще одну девчонку. Та садится на заднее сиденье и заметно боится. Выходит с облегчением.

 

Драйвер, по следам разговора о национальной кухне, приглашает заехать в недалеко расположенное азербайджанское кафе. В следующий раз, дорогой. Довозит до границы.

 

Вписываюсь к драйверу из компании армян ― у них несколько машин. Другой из этой же компании говорит, что едет после границы в моем направлении и пересаживает к себе. Но сразу начинает какие-то гнилые разговоры. Ухожу к старому армянину на маршрутке. Возит солярку :)

 

Высаживает в Браниево. Совершенно пустынный перекресток, залитый оранжевым светом фонарей. Очень холодно, машин практически нет. Я понимаю, что у меня все шансы простоять здесь до утра. Звонит Андрей. Долго с ним говорю, одновременно пытаюсь стопить. Зрелище, наверное, восхитительное.

 

Через двадцать минут забирают до Эльблонга. Продолжаю говорить по телефону. Понимаю, что совершаю большую ошибку с точки зрения психологии автостопа, но не могу прервать монолог Андрея. Жалобно улыбаюсь водителю и шепотом объясняю: «Бойфрэнд, беспокоится… э-э, как будет бойфрэнд по-польски? Да, хлопак, хлопакВот так первый раз Андрей и становится моим парнем :)

 

За свое игнорирование драйвера и законов автостопа я расплачиваюсь тут же — через полчаса меня высаживают на автобане в полной темноте :( Долго иду, пытаясь стать хоть как-то видимой. Участок очень скоростной :( Стоплю минут тридцать, отчетливо понимая всю бесполезность затеи. И вдруг останавливается фура!!! Как решился этот сумасшедший остановиться здесь? Не знаю. Из любви к водиле не сплю всю ночь, хотя он разрешает.

 

 

7 сентября.

 

Когда мы подъезжаем к развязке, еще только начинает светать, машин мало, и я решаю ехать с моим драйвером в сторону Белостока до какой-нибудь заправки. Зря. Распрощавшись с ним на какой-то заправке, долго стою на утренней дороге.

 

Минут через тридцать меня забирает маршрутка с тремя непонятно связанными между собой людьми. Люди едут в Германию. Классные. Довозят до супермаркета, где мы договорились встретиться с Андреем.

 

Наконец, Андрей меня забирает. Ссоримся, миримся. Сумасшедший день, в духе шекспировских трагедий и гриновских историй о прекрасном конце.

 

Долго сидим в парке.

 

 

8 сентября.

 

Ужасно не хочется выходить из маленькой уютной квартирки на трассу, но труба зовет. В восемь вечера я, наконец, оказываюсь на трассе.

 

Грузовичок на 20 км. Маршрутка. Едет в сторону Вроцлава. Посомневавшись, соглашаюсь ― с польскими расстояниями крюк в 100-200 км совершенно непринципиален, по-любому ехать всю ночь, а если повезет, и можно будет уснуть ― то и вообще, чем позже разбудят ― тем лучше :)

 

По рации находит следующего, во Вроцлав. Фура. Чуть позже выясняется, что водитель сначала едет в Познань, а лишь потом во Вроцлав. Но мне, вроде, спешить некуда. Через некоторое время я начинаю клевать носом, и драйвер кивает на спалку. Я сначала отказываюсь, потом сдаюсь и ложусь.

 

Через какое-то время мы останавливаемся. Водитель пододвигается ко мне и начинает активно предлагать секс (не знаю, как это сформулировать более по-русски :) Я спокойно отказываюсь, и жду, когда мы поедем дальше, но он продолжает настаивать и пытается меня обнять. Обижаюсь и выхожу. Совершенно пустынная местность, невдалеке какие-то складские помещения, людей нет. Фура продолжает стоять, и я чувствую себя слегка неуютно. Сажусь на скамеечку, курю, думаю. Я даже не представляю, где я нахожусь. В такой ситуации остается только одно — идти.

 

Дохожу до какой-то безлюдной заправки. Какой-то подвыпивший парень в рабочем комбинезоне разговаривает по телефону. Спрашиваю у него дорогу, в ответ получаю какие-то маловразумительные указания. Пока иду на выезд, выезжает машина. Я смотрю на нее, она останавливается.

 

«И где, — спрашиваю, — у вас тут выезд из города в сторону Вроцлава?» Молодой парень за рулем фигеет и говорит: «Садись». Отвозит на выезд. Время ― около часа ночи. Машин нет. «Я тебя здесь не оставлю», — говорит Януш. — Знаешь, я живу в деревне в десяти километрах от города, но у меня здесь есть квартира. Переночуй там, а завтра поедешь». Отказываться глупо — машин не будет еще часов пять. «Ок, спасибо, поехали».

 

Януш привозит меня в пустую квартиру. Новая, только что отремонтированная. С гордостью показывает комнату, кухню, ванную, ставит чайник. «Завтра я приеду в девять утра, вот тебе ключи, чтобы ты смогла выйти, если захочешь». Я объясняю, что если он приедет в девять утра, то ключи мне не нужны — я совершенно точно буду еще спать :)

 

Перед дверью Януш смотрит мне в глаза и спрашивает: «Можно мне остаться?» Я улыбаюсь. Януш очень симпатичный (похож на сильно повзрослевшего Олега Голуба :)) Извиняющимся голосом говорю: «Нет». Милый мальчик целует мне руку и уезжает. Обожаю поляков :)

 

Решаю с утра погулять по Калишу, а вечером выезжать дальше.

 

 

9 сентября.

 

Просыпаюсь за пять минут до приезда Януша. Он привозит мне свежие булочки, масло, сыр, еще что-то, оставляет ключи и уезжает на работу.

 

Я гуляю по Калишу. На улице опять страшная жара. На поясе — компьютер и телефон, в руках фотоаппарат, в кармане ключи от квартиры человека, с которым мы познакомились сегодня поздно ночью, вернее, уже рано утром. Гуляю по городу, о существовании которого вчера и не подозревала. Какая у некоторых жизнь интересная, офигеть! :)

 

Возвращаюсь домой. Януш приезжает два раза, второй с другом и с едой, каждый раз обещает быстро вернуться.

 

Все-таки, наверное, не стоит продолжать общение с человеком, которого ты не до конца понимаешь. Потому что я не понимаю всех этих передвижений. Окончательно Януш приезжает в десять вечера, спрашивает, хочу ли я погулять. Но видно, что устал до чертиков. Говорит, что очень хочет спать. Я разворачиваю свой спальник, чтобы освободить ему матрас, но он машет руками и говорит, что едет домой. Ухожу в ванную, возвращаюсь через 5 минут, очередной раз жестоко обжегшись под этим кипятком, — а он уже спит. Улыбаюсь и залезаю в спальник.

 

За ночь несколько раз одновременно просыпаемся, но теперь Януш не позволяет себе ни намека. Как-то даже обидно… вот она, женская логика :) «Эх, Надька, Надька». Такая прелесть.

 

 

10 сентября.

 

Януш уходит в восемь и обещает вернуться через два часа. Встаю в десять. Жду. Приезжает только в 15:00. Извиняется, говорит, проблемы на работе. Это в субботу-то! Вывозит на трассу.

 

Здоровая девица лет восемнадцати с бабушкой везут меня до Острова. Там уже стоит конкурент :)

 

Останавливается молодой парень, он едет в Словакию через Краков. Эх, почему я не еду в Словакию, такой свой человек! Высаживает в совершенно чудном месте. Стою долго, но вокруг так красиво, что я только радуюсь этому обстоятельству :)

 

Маршрутка с двумя курящими мужиками. Долго стою на выезде из города. Почему, неясно.

 

Наконец потрясающий дядька до Вроцлава. Все понимает и вывозит за город, к Ашану, слава богу! Выбираться из Вроцлава ― радость так себе, город здоровый. Тогда, зимой, нам с Анькой очень с этим повезло.

 

Разговаривая с сильно выпившим А., долго гуляю по магазину и опять незаметно для себя покупаю кучу еды.

 

Устраиваю самый настоящий пикник на обочине. Машины, проезжающие по кругу, недоуменно вспыхивают дальним светом, заметив на траве фигурку с йогуртом. Наконец, встаю и иду стопить. Но на месте, которое я приглядела, уже стоят какие-то прихиппованные парни — шит. На выезд начинает идти какая-то фура. Я поворачиваюсь и встречаюсь взглядом с водителем, который тут же включает поворотник и тормозит. Бегу к нему мимо возмущенных хиппи, которые что-то кричат мне вслед. Гм-м, нехорошо получилось :)

 

Скоро выясняется, что сделала я это зря. Моя фура едет в Германию, а я, балда, в темноте просто встала не на той дороге. Что самое ужасное — дорога однополосная, и остановиться тут совершенно негде.

 

Долго рассматриваем карту прямо на ходу. Наконец, находим вариант, где я смогу свернуть на свою дорогу, и я вылезаю на ближайшей заправке. Долго иду.

 

Машина с тремя мальчиками. Привозят в город. Бесполезняк. Люди, возвращающиеся в огромном количестве домой с какого-то культурного события, смотрят на меня изумленно. Начинаю взглядом искать направление, куда лучше идти, чтобы поскорее выйти к лесу и поставить палатку. Стоя в центре города, это сделать довольно сложно, а отлавливать ночью народ на предмет инглиш-спикеров как-то неудобно. Нахмуриваюсь.

 

И тут тормозит бас. И чудесный Мачик, едущий в Австрию, везет меня до самого Йецина. Когда подъезжаем к границе, я ему честно рассказываю, что придется постоять. «Постоим, какие вопросы», ― весело откликается он. Переходим границу. Опять возня с бумажкой, прилагающейся к визе ― почему-то я про нее постоянно забываю, и она теряется в недрах моего рюкзака. Перейдя границу, отмечаем это кофе и булками с шинкой.

 

С великой неохотой выхожу ― эх, была бы у меня Шенгенка, махнула бы на пару дней в Австрию! Два часа ночи. Разговариваю по телефону с Андреем.

 

Некоторое время брожу, возбуждая немецкую овчарку. Трава мокрая, палатки нет. Пытаюсь применить кротовский метод впрашивания к сторожам и прочим полезным людям на какой-то большой стоянке для машин ― безрезультатно, ни одной живой души, а громко орать я не решаюсь. Укладываюсь спать в высокую траву возле дороги.

 

 

11 сентября.

 

Просыпаюсь в необыкновенно хорошем настроении. Да, такими темпами я действительно скоро стану настоящим бродягой. Где под каждым ей кустом был готов и стол, и дом.

 

Позавтракав, выхожу на трассу. Быстро останавливается симпатичный Ирджи лет 55-ти, который едет в Яблонец и даже дальше ― в маленький приграничный городок. Предлагает поехать с ним, посмотреть город, а потом он отвезет меня в Яблонец. Почему бы и нет ― едем.

 

Город представляет собой огромный горнолыжный курорт. Вокруг полно немцев и прочих туристов. Немножко гуляю, пока Ирджи доделывает свои дела. Пью чай в уютной кофейне. Ирджи предлагает заехать к нему домой и попить кофе. Заезжаем, долго сидим, общаемся, фотографируемся. Ром… очень вкусно :) Вообще как-то очень приятно там тусоваться. В одной из комнат стоят огромные двухметровые колонки!!!

 

Все хорошо, но высаживает он меня на автобане. Ну вот, а вроде умный человек… :(

 

Место очень неудачное, проезжающие смотрят на меня с укоризной. Наконец, впереди тормозит маленькая машинка. За рулем молодая женщина с маленькой дочкой. Высаживают в центре.

 

Милан приезжает за мной на машине с другом. Впервые в жизни моя вписка не предполагает проживание под крышей дома, лишь в саду. Ставим палатку. Ухожу гулять. Часа два пытаюсь найти хоть какой-нибудь ресторан, где можно бы было, помимо всего прочего, зарядить телефон и КПК ― и не могу! Что за трам-пам-пам?

 

 

12 сентября.

 

По главнейшему на свете закону подлости ― всю ночь дождь. И все утро. Палатка слегка подтекает, выбираться из нее совершенно не хочется. Выхожу в город только в три. Пепино не отвечает. Захожу в местную библиотеку, из инета (15 мин ― 6 крон) пишу еще двум каучсерферам из Либерца, которые мне уже отвечали, Катерине и Либору.

 

Нахожу кафе, в котором мы сидели с Анькой.

 

Катя отвечает ― вау! «Hello Nadya, I am still in Spain but arriving tonight so if she doesn't answer just write me or call. No problem. I am arriving round 23.00 to Liberec. K В двух словах: она еще в Испании, но вечером прилетает. Могу вписаться, нет проблем. Вот, все бы люди такими были, а!  «Какая жизнь настала бы тогда!»

 

Встречаемся в одиннадцать вечера у Ратуши. Русский папа, чешская мама :) Чувствую себя слегка неловко ― они не видели дочку несколько месяцев, а тут я :) Но все равно очень прикольно.

 

 

13 сентября.

 

Ухожу гулять, пообещав в районе шести вернуться за рюкзаком. В одном из магазинов меня застает звонок Пепино, и мы забиваем стрелку у Ратуши через час. Я появляюсь у места встречи на десять минут позже. Но никого нет. Тусуюсь там еще полчаса, потом понимаю, что он не придет. Пишу ему смс, что я ушла, и иду в сторону Университета в надежде найти там интернет.

 

Пишу Либору. Он приходит в кафе. Мужчина лет сорока. Сидим, общаемся. Он говорит, да, нет проблем, впишу, приходи. Я иду за рюкзаком.

 

На полдороге смс от Либора. «I am sorry. My wife has fear. I will go with you to find cheap accommodation near here».

 

Встречаемся, предлагает деньги на отель. Не беру. Грустно сижу в большом баре, пью темного Козла. Звонит Катя. Ее мама все это время ждет меня, чтобы отдать рюкзак, и уже в бешенстве. Я рассказываю ей ситуацию и прошу разрешения переночевать еще одну ночь. Иду домой, естественно, еще и заблудилась. Мама, которая выходит меня встречать, высказывает мне свое недовольство так жестко, что я совершенно теряюсь. Ложусь спать в полном расстройстве.

 

 

14 сентября.

 

С утра собираюсь. Все еще спят. Мама зовет завтракать. Пока я грустно пью чай, она извиняется за вчерашнее. Мы говорим по душам. Когда я ухожу, провожает меня со слезами :) Уф, камень с плеч.

 

Нахожу инет на центральной площади. Вчера не было!! У меня есть пара дней до следующей вписке в Требиче, можно заехать еще куда-нибудь. Смотрю карту, нахожу самые интересные города (они помечены двумя звездочками :)) по этому направлению. Пишу в Градец Кралове и Млада Болеслав. Из последнего приходит смска с адресом. Иду на выход. По дороге нахожу распродажу. Возвращаюсь обменять деньги. Покупаю разноцветный свитер и какую-то мелочь. Плюс наконец-то вспоминаю про обещанную подруге карловарскую соль. В это время приходит ответ из Градец Кралове, и я решаю ехать туда.

 

В шесть наконец-то дохожу до трассы. Долго иду. Мальчик до Трутнова (едет в Млада Болеслав ― блин, и чего я туда не поехала!). Дяденька до Йецина. Со слезами умиления вижу место своей ночевки и злую собаку. Долго, долго иду, не меньше часа-полутора. Темно.

 

Когда уже и не надеюсь дойти, вдруг останавливается и начинает сдавать грузовичок с прицепом, на котором стоит слегка помятая маршрутка. Два товарища до Градец-Кралове. Привозят в центр. Усаживаюсь на открытую веранду какого-то ресторана.

 

Когда я допиваю свое пиво, к ресторану подкатывают двое на велосипедах. Это мои хостеры :)

 

 

15 сентября.

 

Гуляю по Градец-Кралове. Очень милый город, очень рекомендую. Внесен в памятники ЮНЕСКО.

 

Но, честно говоря, достопримечательности уже утомили. Поэтому долго и с удовольствием сижу в местном баре и пью потрясающее темное пиво с крендельками. Какие-то люди, услышав мой иностранный говор, прикапываются, пытаются посадить к себе и чем-то угостить, но мне удается отмазаться.

 

Вечером Берка готовит ужин ― что-то вроде свернутых в конвертик блинов с начинкой из мяса и капусты. Вкусно необыкновенно! Весь вечер слушаем чешские народные «людовы песнички».

 

 

16 сентября.

 

Утром просыпаюсь от осторожных переговоров за стенкой. Оказывается, приехали мама с подругой. И немедленно собираются везти меня в музей вертепов! А-а! Причем, мама ― не просто мама, а вполне активный член Хоспиталити-клаба, даром, что не знает английского :)

 

Я быстро принимаю душ, завтракаю, и мы едем. Сначала на автобусе до места, где они припарковали машину (вот нифига ж себе в маленьких городах проблемы с парковочными местами!), потом до деревеньки, где они живут, и этого самого музея. А музей и правда удивителен! Будете около ГК ― езжайте обязательно, не пожалеете!

 

Обедаем, прощаемся. Меня сажают на автобус обратно. Мне пора собираться ― Яна договорилась со своим коллегой, что он после работы подбросит меня на полдороги.

 

Возвращаюсь, собираюсь и выбегаю из дома. Все-таки потрясающе красивый городок.

 

Коллега довозит до Ихлавы. Там ловлю фуру до Знойно. В Знойно оказываюсь в полной темноте. Но не отчаиваюсь, стоплю под каким-то фонарем. Останавливается машина, на заднем сиденьи спальники и пенки. Туристы, блин :) Довозят до центра Требича.

 

Я начинаю любить этот город с первой секунды ― как только я подхожу к главному собору, КПК показывает, что он в инете! Вот бы так в Праге!

 

Вписка у Павла офигительная ― дом в самом центре, центральнее не бывает. У меня отдельная комната со своей ванной комнатой. Знакомлюсь с родителями и сестрой.

 

Павел готовится к какому-то экзамену, потому пойти со мной погулять не может, но у него есть друг, которому он меня и перепоручает на этот вечер. Михаил сразу просит меня говорить с ним на русском, потому что он учил русский два года, и ему надо практиковаться. Я невольно ахаю — за два года этот маньяк умудрился выучить русский язык так, что мы разговариваем абсолютно спокойно. Мне опять становится очень грустно от моего двадцатилетнего обучения английскому, которое не дало мне почти ничего :(

 

Мы долго взбираемся по каким то ступеням и пересекаем многочисленные переулочки, пока наконец перед нами не появляется светящаяся вывеска «Черна Гора». О! — оживляюсь я, — значит, тут есть темное пиво!

 

Темного пива здесь нет. Зато есть компания примерно из десятка молодых людей моего возраста, которые, только мы появляемся в дверях, громко начинают на ломаном русском петь: «Пусть всегда будет солнце! Пусть всегда будет небо!» Впрочем, я не отвечаю, что именно эту песню они тогда пели ― бедная моя голова как-то сразу пошла кругом и отказалась участвовать в дальнейшем безобразии :) У меня начинается тихая истерика :)

 

Через час мы садимся в машину — два-три литра пива совершенно не мешают настоящему чеху вести машину! — и едем дальше.

 

Полночи тусуемся по местным клубам.

 

 

17 сентября.

 

С утра встаю с мыслью, что это мой последний шанс купить сандалии. Суббота, все магазинчики закрываются в 11, самое позднее — в 11:30. А в понедельник мне уже надо выезжать из Чехии. Я быстро одеваюсь, наспех пью чай и пулей вылетаю за дверь. Маленькие магазинчики закрываются прямо у меня на глазах. Я отчаянно врываюсь в последний открытый спортивный магазин, и, не веря своим глазам, вижу на полке нечто, фасон и цена которого радуют глаз. И я их покупаю!!! :)

 

Теперь уже спокойно иду гулять по городу. Дождь. Грустно. Все получилось так странно. Но я ни о чем не жалею. Работу я найду другую, планы подкорректирую. Англия все равно никуда от меня не денется. Жаль, что через два дня мне надо покидать эту маленькую, но замечательную страну, где жители так похожи на нас.

 

После чуть ли не трехчасовых поисков нахожу черное пиво! Нет, все-таки странные люди эти чехи…

 

Когда я возвращаюсь домой, вся семья в полном сборе смотрит телевизор и пьет молодое вино (если не ошибаюсь, бурчак). Вино очень вкусное :) К слову рассказываю про слова Марины насчет отношения чехов к русским. «Да, — с ухмылкой говорит папа, — конечно! Конечно же, мы не любим русских! Мы их просто ненавидим!» Чтоб меня все так ненавидели :)

 

До двух часов ночи сижу в инете.

 

 

18 сентября.

 

Высыпаюсь, собираюсь. После обеда ухожу погулять. Наконец-то захожу в Базилику ― и как нарочно попадаю на единственный в году день халявного посещения :) Впечатляет.

 

Возвращаюсь, пишу письмо Либору, драйверу из Брно, у которого я собираюсь провести свой последний чешский день. Либор внезапно оказывается болен. Мир тесен ― в аське появляется только что вернувшийся из путешествия с моей московской подругой Аней-Бананкой по Сирии чех Яра, и вписка в Брно есть. Но на этом месте мне приходит в голову сумасшедшая идея заехать все-таки напоследок в Прагу...

 

В Праге живет наш друг, замечательный уличный певец Ронон. Израильтянин %) Мы познакомились с ним полтора года назад, на Рождество. Гуляли по главной площади и вдруг увидели толпу народа. Послушали, влюбились. Когда он закончил работу, выпихнули Аньку знакомиться. Потом пошли сидеть на лавочках рядом ― и еще раз его увидели. Теперь он уже подошел сам. Ну и… все :)

 

С тех пор Ронон уже два раза приезжал в Москву в поисках работы, несколько раз летал в Израиль, и т.д. и т.п. Но каждый раз он возвращается в Чехию…

 

Пишу смску Ронону. «Приезжай, нет проблем». Я начинаю собираться, и тут выясняется, что папа час назад увез Марту в Прагу. Обидно :( Ну да ладно, сами доберемся :)

 

Выбираюсь на трассу. На трех машинах за три часа добираюсь до Праги. Меня высаживают на краю города. Долго пытаюсь выбраться к цивилизации. Наконец, приезжаю в центр. Встречаюсь с Рононом. Долго пьем чай в какой-то гостинице. Потом приходим в его крошечную комнатушку. До двух часов ночи разговариваем обо всем на свете.

 

(Все-таки жуть все эти их ортодоксальные штучки. «Нельзя разговаривать с девушками», надо же. Ну, впрочем, наверное, в любой религии есть свои тараканы.)

 

 

19 сентября.

 

Очень рано встречаюсь с Андреем. Выезжаем из Праги. По дороге нас штрафуют за превышение на какую-то большую сумму, и я слегка расстраиваюсь.

 

Переезжаем чешскую границу. В придорожной «Бедронке» (аналог нашей «Копейки») я долго покупаю прекрасную оранжевую жилетку, единственную во всем магазине.

 

Живем в каком-то отеле прямо в бассейне.

 

 

20 сентября.

 

Проезжаем Катовицы. Я, собственно, всегда боялась туда попасть, но впервые реально осознала насколько же это огромное место с кучей городов. Да-а, не дай бог никакому автостопщику :)

 

Вроцлав. Идем гулять по ночному городу.

Кризис.

 

Ночуем у Крис.

 

 

21-22сентября.

 

И вот мы в Варшаве.

 

 

23 сентября.

 

Андрей уговаривает меня остаться еще на несколько дней. Но для этого надо ехать в Брест и делать польскую визу. Рано утром встаем и едем. Впервые перехожу границу на электричке. Это сильно быстрее, но мне не нравится еще больше, чем переходить ее на машине.

 

Быстро сдаем документы. В посольстве происходит забавный случай: к нам подходит какой-то мальчик и спрашивает, не видели ли мы тут девушку с рюкзаком. Девушку мы не видели, но в процессе выяснения ситуации оказывается, что потерявшаяся девушка ехала к Крис!! Воистину тесен мир. Оставляем мой рюкзак у Димы на работе. Андрей уезжает в Польшу, обещая вернуться к вечеру.

 

Дима доводит меня до Брестской крепости. Необыкновенный покой и умиротворение.

 

В три получаю двухмесячную польскую визу.

 

Жду, пока Андрей за мной вернется. Долго жду. Ненавижу ждать. Я бы уже давно приехала в Польшу сама, как делала это уже бог знает сколько раз ― но Андрей не хочет рисковать, он боится, что меня не пропустят без показных денег. И я, блин, покорно жду. Накапливая электричество. Вот что ужасно в любого рода семейной жизни.

 

 

24-26 сентября.

 

Варшава.

 

 

27 сентября.

 

Плоцк. Друг Андрея делает мне прописку.

 

 

28 сентября.

 

Торунь.

 

 

29 сентября.

 

Гданьск.

 

 

30 сентября.

 

Мальборк, Гдыня, Варшава.

 

 

***

16-17октября.

 

Целая жизнь, однако.

На трассу.

 

Какие-то поляки.

Классный мальчик из Бреста.

Фура, ночевка.

На белорусской        границе выхожу.

Классный москвич за три часа довозит до МКАДа.

 

И вот я в Москве.

 

 

Мне не нужно касанья твоей руки
И
свободы твоей реки;
Мне не нужно, чтоб ты была рядом со мной,
Мы и так не так далеки.
И я знаю, что это чужая игра,
И не я расставляю сеть;
Но если бы ты могла меня слышать,
Мне было бы легче петь.

 

Это новые листья меняют свой цвет,
Это в новых стаканах вино.
Только время уже не властно над нами,
Мы движемся, словно в кино.
И когда бы я мог изменить расклад,
Я оставил бы все как есть,
Но если бы ты могла меня слышать,
Мне было бы легче петь.

 

По дощатым полам твоего эдема
Мне не бродить наяву.
Но когда твои руки в крови от роз,
Я режу свои о траву.
И ни там, ни здесь не осталось скрипок,
Не переплавленных в медь;
Но если бы ты могла меня слышать,
Мне было бы легче петь.

 

Так прости за то, что любя тебя
Я остался таким же, как был.
Но я до сих пор не умею прощаться
С
теми, кого я любил;
И хотя я благословляю того,
Кто позволил тебе взлететь -
Если бы ты могла меня слышать,
Мне было бы легче петь...

 

Если бы ты могла меня слышать,
Мне было бы незачем петь.

 

Б.Г.

 

 

Москва, ноябрь 2005- июнь 2006.